Caiçara во всем своем многообразии


Новости и отчеты     Mestre, Mestre caicara

Caiçara во всем своем многообразии

Доброго всем дня. Давно я не делала ничего хоть немного полезного для Инсайда. Но спасибо тем людям, которые еще помнят былые времена и до сих пор спрашивают меня про некоторые песни и словечки. Ведь есть у меня такая душная привычка узнать как можно больше и вывалить всю информацию в пост.
Сегодня, на повестке дня у меня такая песня:

A cobra mordeu Caiçara
Tim tim tim, tim tim tim tim (êêê)

Côro: A cobra mordeu Caiçara
Tim tim tim, tim tim tim tim

A cobra mordeu Caiçara, seu moço
Foi a cobra que morreu
Caiçara saiu pulando
Com a mordida que ela lhe deu (êêê)
Côro: A cobra mordeu Caiçara
Tim tim tim, tim tim tim tim..
Кобра укусила Кайсару,
Эта кобра умерла,
А Кайсара пошел дальше припрыжку,
С этим самым укусом.

Поправьте, если не так.
И логичный вопрос про значение слова Caiçara.

У меня оно ассоциируется в первую очередь с одним из мастеров "Старой Гвардии".
Нашла о нем я не очень много, но всё же:

Имя: Антонио Карлос Мораес
Страна: Бразилия
Город: Кашуэйра, Сан-Фелиш, штат Баия
Родился: 8 мая 1924 г.
Умер: 26 августа 1997 г.
Мастер: Mestre Aberrê

Местре Кайсара (Mestre Caiçara) – Антонио Карлос Мораес (Antônio Carlos Moraes), родился в городе Cachoeira de São Felix в области Recôncavo Baiano (чуть южнее Сальвадора – столицы Баии) 8 мая 1924 года.
Кайсара был учеником местре Аберре (mestre Aberrê), позже стал членом Совета мастеров Бразильской АссоцицииКапоэйра Ангола (Conselho de Mestres da Associação Brasileira de Capoeira Angola). Записал один из самых значимых дисков Капоэйры Ангола, где представил различные ритмы беримбау, ладаиньи и несколько песен самбы ди рода.
Андре Ласе, журналист и писатель, автор книг о капоэйре пишет в одной из них ("A Volta do Mundo da Capoeira"):" Много десятилетий назад, я был обеспокоен начинавшимися попытками сравнить и сопоставить капоэйру с другими боевыми искусствами", он воспользовался одним из своих деловых визитов с Салвадор и поделился своими переживаниями с местре Кайсара, на что тот очень вежливо ответил: "Cada qual com seu cada qual" (как я поняла, наш аналог:"Каждому своё". Выражение означает, что каждый должен заниматься своей жизнью, а не чужой). Ласэ рассказывает также, что был и более примечательный случай в Сан-Паулу, когда один из бывших учеников Кайсары позвал его поиграть в роде. Местре, поняв, что парень играет довольно нагло вынес его из роды кабесадой, и еще раз наглядно продемонстрировал урок:"Одежда взрослого не подходит мальчишке. А Нынешнее поколение, едва научившись писать, уже думает, что умеет читать".
Множество раз Кайсара подтверждал своё мастерство, он был великолепным рассказчиком, а диски, которые он записал, говорят о его музыкальных талантах.
Местре Кайсара – одна из ярчайших персон капоэйры, легендарная личность. Его биография больше похожа на сюжеты из книг. В то время, когда Пелориньу (Pelourinho) ещё не имел сегодняшнего лоска и гламура, местре Кайсара диктовал свои правила на территории проституток и сутенёров, наркоторговцев и мошенников. Все должны были просить у него благословления.
Кайсара олицетворял собой целую эпоху в капоэйре. Провокационный, спорный, яркий, отважный, дерзкий, умный…он сформировал вокруг себя блестящую когорту учеников. Его ученики всегда выделялись красивой и в тоже время эффективной капоэйрой.
Большой знаток истории капоэйры, отличный рассказчик, у него всегда в запасе была отличная история, посвященная своим друзьям, и естественно, куча историй о своих недругах. Фигура, широко известная в Сальвадоре, Кайсара всегда присутствовал на любом празднике или ярмарке, в своей знаменитой красно-зелёной рубашке академии AcademiaAngola São Jorge dos irmãos Unidos do Mestre Caiçara. Так же назывался и его первый диск, выпущенный компанией AMC в Сан-Пауло и до сих пор встречающийся в магазинах компакт-дисков.
Он был радикальным защитником африканских традиций и очень большим их знатоком. Очень многие капоэйристы прислушивались к его мнению о прошлом и настоящем капоэйры. Каждый вечер его можно было встретить на terreiro de Jesus, сыплющего баснями, шутками и рассказами, продающего рыбу и играющего капоэйру. Так было до самой его смерти, 28 августа 1997 года.

Далее я наткнулась на ((http://www.jogodemandinga.com/meu-encontro-com-mestre-caicaras-nestor-capoeira/ статейку)) в ((http://www.jogodemandinga.com/ jogodemandinga.com)). Переводила с португальского, в котором не очень сильна. Кому не лень, можете проверить - подправить.

"Моя встреча с местре Кайсарой. Нестор Капоэйра"
Не все было "академично" в кругу наиболее известных мастеров Сальвадора. Это правда, что "смельчаки" и "смутьяны", "bambas периода 1922г." были были оттеснены такими "наставниками", как Местре Бимба, а затем и другими, среди которых и известный мастер Паштинья. Но "смутьяны" уходя, оставляли после себя "наследников", которых можно было найти на улицах, на Меркаду Моделу и т.д. Самый известный среди них был местре Кайсара ( Антонио Консейсан Мораес, 1923-1997), "хозяин уличной капоэйры" со своим впечатляющим, тяжелым и глубоким голосом, по мощности не уступающим двум оперным певцам.
С такой же громкостью, гармонией, а также естественным и здоровым эксгибиционизмом (там правда так - прим.перев.). В бразильской музыке тогда эквивалентами ему были такие исполнители, как Орландо Силва - "певец толпы", Кауби Пейшоту или Нельсон Гонсалвес, голоса которых доминировали на музыкальной сцене и радио примерно до 1960 года, пока не были вытеснены музыкантами Босса Новы, с их низкими, мягкими и "интимными" голосами (Жоао Жилберту, Нара Леау, Том Жобим, Винисиус де Мораес, и т.д). Влияние на них оказывал северо-американский джаз и такие исполнители, как Чет Бейкер.
Но Кайсара был не просто болтун, полный хвастовства и (как могло показаться) выдумок: он поднимал рубашку и показывал следы выстрелов, ножевых ранений, порезов бритв; у каждой "отметины" была своя история, которую он рассказывал с радостью, стоило его только пригласить выпить холодного пива, а заодно и кашасы с какой-нибудь закуской. Кроме того, в кандомбле шутить с ним не стоило. Не просто так его бычью шею покрывали разнообразные и бросающиеся в глаза обереги. Не для красоты.
Когда мы познакомились я был новичком 23-х лет от роду, он - именитым мастером и зрелым мужчиной 46-ти лет. После многочисленных кружек очень холодного пива (то, что не всегда легко найти в Сальвадоре) и разнообразных закусок, мы сидели в месте с сомнительной репутацией, снаружи какого-то грязного трактира. Кайсара сидел, покачиваясь вперед и назад, как будто в кресле-качалке, я - на табурете, как вдруг небольшой полицейский патруль приостановился на середине улицы, и от него стал спускаться сержант, размером с огромный холодильник. Широко шагая, он решительно направился в нашу сторону. Я сглотнул.Я был холоднее, чем полдюжины светлого, которое мы только выпили. Явно назревала небольшая проблема. Хотя, большная: Мастер Caiçara держал небрежно в руке, украшенной множеством колец, "itaba di ungira" (ихняя самокруточка с травкми - прим. перев.), которой могла бы позавидовать любая кубинская сигара Фиделя Кастро. Моментально, в парах алкоголя (мы разбавили пиво несколькими хорошими порциями кашасы) и дыму конопли мне померещилось мое будущее: наблюдаю за восходом солнца через решетку тюремной камеры.
Я быстро посмотрел на местре Кайсару и приготовился к тому, что будет. Неужели он, с его прошлым разбойника, даст отпор законникам? Он продолжал покачиваться на барном стуле, и единственным серьезным действием, которое он предпринял, было то, что он сделал еще одну глубокую затяжку, только больше наполняя зловонием окружающее пространство.Сержант подошел, остановился перед Кайсарой, опустился на колено, нарисовал несколько знаков на земле, поцеловал руку мастера и попросил:"Благослови меня, отец".Кайсара сбил с сигары пепел и той же дымной рукой начертил над головой сержанта некие каббалистические знаки, бормоча при этом какие-то фразы на языке Наго. Полицейский встал, поблагодарил его и, присоединившись к патрулю, ушел.

А теперь, то, что я нашла про само слово. Тоже довольно занятно.
Caiçara является словом языка племен Тупи, живших в прибрежных районах Бразилии начиная с 16 века. Первоначально так называли лишь тех, кто зарабатывал и жил только рыбной ловлей. Позже термин caiçara стал обозначать различные предметы типичной культуры бразильского побережья, точнее его южной и юго-восточной части.

Некоторые авторы утверждают, что общины "caiçaras" это так же популяции пляжей и рек, которые граничат с прибрежными округами Сан-Паулу, Параны, и даже у некоторых из берегов Санта-Катарины сохранились те же характеристики этнических и культурных параметров, которые оставляют возможность для сравнения.

Общности "caiçaras" появлялись с начала 17 века, люди, которых так называли рождались от смешанных браков белокожих португальского происхождения с представителями коренного населения прибрежных районов Сан-Паулу (tupinambás), за исключением городов Сантос, Сан-Паулу, и восточных рек Рио-де-Жанейро. Свой вклад также внесли свободные чернокожие, которые избежали влияния городских территорий (городов и поселков).

Поискав еще немного я узнала, что кайсара - это еще и вид ядовитой змеи. Длиной она достигает 1.6м, довольно быстра в атаке, а яд её разрушает мышечные волокна и ткани. Питается мелкими ящерками, земноводными и мышами. И, между прочим, это один из некоторых видов, которым в Бразилии приписывают большинство укусов на душу населения в год (с жараракой ноздря в ноздрю идут).