Caiçara во всем сво­ем мно­го­об­ра­зии


Новости и отчеты     Mestre, Mestre caicara

Caiçara во всем сво­ем мно­го­об­ра­зии

Доб­ро­го всем дня. Дав­но я не де­ла­ла ни­че­го хоть немно­го по­лез­но­го для Ин­сай­да. Но спа­си­бо тем лю­дям, ко­то­рые еще пом­нят бы­лые вре­ме­на и до сих пор спра­ши­ва­ют ме­ня про неко­то­рые пес­ни и сло­веч­ки. Ведь есть у ме­ня та­кая душ­ная при­выч­ка узнать как мож­но боль­ше и вы­ва­лить всю ин­фор­ма­цию в пост.
Се­го­дня, на по­вест­ке дня у ме­ня та­кая пес­ня:

A cobra mordeu Caiçara
Tim tim tim, tim tim tim tim (êêê)

Côro: A cobra mordeu Caiçara
Tim tim tim, tim tim tim tim

A cobra mordeu Caiçara, seu moço
Foi a cobra que morreu
Caiçara saiu pulando
Com a mordida que ela lhe deu (êêê)
Côro: A cobra mordeu Caiçara
Tim tim tim, tim tim tim tim..
Коб­ра уку­си­ла Кай­са­ру,
Эта коб­ра умер­ла,
А Кай­са­ра по­шел даль­ше при­прыж­ку,
С этим са­мым уку­сом.

По­правь­те, ес­ли не так.
И ло­гич­ный во­прос про зна­че­ние сло­ва Caiçara.

У ме­ня оно ас­со­ци­и­ру­ет­ся в первую оче­редь с од­ним из ма­сте­ров «Ста­рой Гвар­дии».
На­шла о нем я не очень мно­го, но всё же:

Имя: Ан­то­нио Кар­лос Мо­ра­ес
Стра­на: Бра­зи­лия
Го­род: Ка­шу­эй­ра, Сан-Фе­лиш, штат Ба­ия
Ро­дил­ся: 8 мая 1924 г.
Умер: 26 ав­гу­ста 1997 г.
Ма­стер: Mestre Aberrê

Мест­ре Кай­са­ра (Mestre Caiçara) – Ан­то­нио Кар­лос Мо­ра­ес (Antônio Carlos Moraes), ро­дил­ся в го­ро­де Cachoeira de São Felix в об­ла­сти Recôncavo Baiano (чуть юж­нее Саль­ва­до­ра – сто­ли­цы Ба­ии) 8 мая 1924 го­да.
Кай­са­ра был уче­ни­ком мест­ре Абер­ре (mestre Aberrê), поз­же стал чле­ном Со­ве­та ма­сте­ров Бра­зиль­ской АссоцицииКапоэйра Ан­го­ла (Conselho de Mestres da Associação Brasileira de Capoeira Angola). За­пи­сал один из са­мых зна­чи­мых дис­ков Ка­по­эй­ры Ан­го­ла, где пред­ста­вил раз­лич­ные рит­мы бе­рим­бау, ла­да­и­ньи и несколь­ко пе­сен сам­бы ди ро­да.
Ан­дре Ла­се, жур­на­лист и пи­са­тель, ав­тор книг о ка­по­эй­ре пи­шет в од­ной из них („A Volta do Mundo da Capoeira“):«Мно­го де­ся­ти­ле­тий на­зад, я был обес­по­ко­ен на­чи­нав­ши­ми­ся по­пыт­ка­ми срав­нить и со­по­ста­вить ка­по­эй­ру с дру­ги­ми бо­е­вы­ми ис­кус­ства­ми», он вос­поль­зо­вал­ся од­ним из сво­их де­ло­вых ви­зи­тов с Сал­ва­дор и по­де­лил­ся сво­и­ми пе­ре­жи­ва­ни­я­ми с мест­ре Кай­са­ра, на что тот очень веж­ли­во от­ве­тил: «Cada qual com seu cada qual» (как я по­ня­ла, наш ана­лог:„Каж­до­му своё“. Вы­ра­же­ние озна­ча­ет, что каж­дый дол­жен за­ни­мать­ся сво­ей жиз­нью, а не чу­жой). Ласэ рас­ска­зы­ва­ет так­же, что был и бо­лее при­ме­ча­тель­ный слу­чай в Сан-Па­у­лу, ко­гда один из быв­ших уче­ни­ков Кай­са­ры по­звал его по­иг­рать в ро­де. Мест­ре, по­няв, что па­рень иг­ра­ет до­воль­но наг­ло вы­нес его из ро­ды ка­бе­са­дой, и еще раз на­гляд­но про­де­мон­стри­ро­вал урок:«Одеж­да взрос­ло­го не под­хо­дит маль­чиш­ке. А Ны­неш­нее по­ко­ле­ние, ед­ва на­учив­шись пи­сать, уже ду­ма­ет, что уме­ет чи­тать».
Мно­же­ство раз Кай­са­ра под­твер­ждал своё ма­стер­ство, он был ве­ли­ко­леп­ным рас­сказ­чи­ком, а дис­ки, ко­то­рые он за­пи­сал, го­во­рят о его му­зы­каль­ных та­лан­тах.
Мест­ре Кай­са­ра – од­на из яр­чай­ших пер­сон ка­по­эй­ры, ле­ген­дар­ная лич­ность. Его био­гра­фия боль­ше по­хо­жа на сю­же­ты из книг. В то вре­мя, ко­гда Пе­ло­риньу (Pelourinho) ещё не имел се­го­дняш­не­го лос­ка и гла­му­ра, мест­ре Кай­са­ра дик­то­вал свои пра­ви­ла на тер­ри­то­рии про­сти­ту­ток и су­те­нё­ров, нар­ко­тор­гов­цев и мо­шен­ни­ков. Все долж­ны бы­ли про­сить у него бла­го­слов­ле­ния.
Кай­са­ра оли­це­тво­рял со­бой це­лую эпо­ху в ка­по­эй­ре. Про­во­ка­ци­он­ный, спор­ный, яр­кий, от­важ­ный, дерз­кий, ум­ный…он сфор­ми­ро­вал во­круг се­бя бле­стя­щую ко­гор­ту уче­ни­ков. Его уче­ни­ки все­гда вы­де­ля­лись кра­си­вой и в то­же вре­мя эф­фек­тив­ной ка­по­эй­рой.
Боль­шой зна­ток ис­то­рии ка­по­эй­ры, от­лич­ный рас­сказ­чик, у него все­гда в за­па­се бы­ла от­лич­ная ис­то­рия, по­свя­щен­ная сво­им дру­зьям, и есте­ствен­но, ку­ча ис­то­рий о сво­их недру­гах. Фигу­ра, ши­ро­ко из­вест­ная в Саль­ва­до­ре, Кай­са­ра все­гда при­сут­ство­вал на лю­бом празд­ни­ке или яр­мар­ке, в сво­ей зна­ме­ни­той крас­но-зе­лё­ной ру­баш­ке ака­де­мии AcademiaAngola São Jorge dos irmãos Unidos do Mestre Caiçara. Так же на­зы­вал­ся и его пер­вый диск, вы­пу­щен­ный ком­па­ни­ей AMC в Сан-Па­у­ло и до сих пор встре­ча­ю­щий­ся в ма­га­зи­нах ком­пакт-дис­ков.
Он был ра­ди­каль­ным за­щит­ни­ком аф­ри­кан­ских тра­ди­ций и очень боль­шим их зна­то­ком. Очень мно­гие ка­по­эй­ри­сты при­слу­ши­ва­лись к его мне­нию о про­шлом и на­сто­я­щем ка­по­эй­ры. Каж­дый ве­чер его мож­но бы­ло встре­тить на terreiro de Jesus, сып­лю­ще­го бас­ня­ми, шут­ка­ми и рас­ска­за­ми, про­да­ю­ще­го ры­бу и иг­ра­ю­ще­го ка­по­эй­ру. Так бы­ло до са­мой его смер­ти, 28 ав­гу­ста 1997 го­да.

Да­лее я на­ткну­лась на ста­тей­ку в jogodemandinga.com. Пе­ре­во­ди­ла с пор­ту­галь­ско­го, в ко­то­ром не очень силь­на. Ко­му не лень, мо­же­те про­ве­рить — под­пра­вить.

«Моя встре­ча с мест­ре Кай­са­рой. Нестор Ка­по­эй­ра»
Не все бы­ло „ака­де­мич­но“ в кру­гу наи­бо­лее из­вест­ных ма­сте­ров Саль­ва­до­ра. Это прав­да, что «смель­ча­ки» и «сму­тья­ны», „bambas пе­ри­о­да 1922 г.“ бы­ли бы­ли от­тес­не­ны та­ки­ми «на­став­ни­ка­ми», как Мест­ре Бим­ба, а за­тем и дру­ги­ми, сре­ди ко­то­рых и из­вест­ный ма­стер Паш­ти­нья. Но «сму­тья­ны» ухо­дя, остав­ля­ли по­сле се­бя „на­след­ни­ков“, ко­то­рых мож­но бы­ло най­ти на ули­цах, на Мер­ка­ду Мо­де­лу и т.д. Са­мый из­вест­ный сре­ди них был мест­ре Кай­са­ра (Ан­то­нио Кон­сей­сан Мо­ра­ес, 1923-1997), «хо­зя­ин улич­ной ка­по­эй­ры» со сво­им впе­чат­ля­ю­щим, тя­же­лым и глу­бо­ким го­ло­сом, по мощ­но­сти не усту­па­ю­щим двум опер­ным пев­цам.
С та­кой же гром­ко­стью, гар­мо­ни­ей, а так­же есте­ствен­ным и здо­ро­вым экс­ги­би­ци­о­низ­мом (там прав­да так — прим.пе­рев.). В бра­зиль­ской му­зы­ке то­гда эк­ви­ва­лен­та­ми ему бы­ли та­кие ис­пол­ни­те­ли, как Ор­лан­до Си­л­ва — «пе­вец тол­пы», Кау­би Пей­шо­ту или Нель­сон Гон­сал­вес, го­ло­са ко­то­рых до­ми­ни­ро­ва­ли на му­зы­каль­ной сцене и ра­дио при­мер­но до 1960 го­да, по­ка не бы­ли вы­тес­не­ны му­зы­кан­та­ми Бос­са Но­вы, с их низ­ки­ми, мяг­ки­ми и „ин­тим­ны­ми“ го­ло­са­ми (Жоао Жил­бер­ту, На­ра Ле­ау, Том Жо­бим, Ви­ни­си­ус де Мо­ра­ес, и т.д). Вли­я­ние на них ока­зы­вал се­ве­ро-аме­ри­кан­ский джаз и та­кие ис­пол­ни­те­ли, как Чет Бей­кер.
Но Кай­са­ра был не про­сто бол­тун, пол­ный хва­стов­ства и (как мог­ло по­ка­зать­ся) вы­ду­мок: он под­ни­мал ру­баш­ку и по­ка­зы­вал сле­ды вы­стре­лов, но­же­вых ра­не­ний, по­ре­зов бритв; у каж­дой «от­ме­ти­ны» бы­ла своя ис­то­рия, ко­то­рую он рас­ска­зы­вал с ра­до­стью, сто­и­ло его толь­ко при­гла­сить вы­пить хо­лод­но­го пи­ва, а за­од­но и ка­ша­сы с ка­кой-ни­будь за­кус­кой. Кро­ме то­го, в кан­домбле шу­тить с ним не сто­и­ло. Не про­сто так его бы­чью шею по­кры­ва­ли раз­но­об­раз­ные и бро­са­ю­щи­е­ся в гла­за обе­ре­ги. Не для кра­со­ты.
Ко­гда мы по­зна­ко­ми­лись я был но­вич­ком 23-х лет от ро­ду, он — име­ни­тым ма­сте­ром и зре­лым муж­чи­ной 46-ти лет. По­сле мно­го­чис­лен­ных кру­жек очень хо­лод­но­го пи­ва (то, что не все­гда лег­ко най­ти в Саль­ва­до­ре) и раз­но­об­раз­ных за­ку­сок, мы си­де­ли в ме­сте с со­мни­тель­ной ре­пу­та­ци­ей, сна­ру­жи ка­ко­го-то гряз­но­го трак­ти­ра. Кай­са­ра си­дел, по­ка­чи­ва­ясь впе­ред и на­зад, как буд­то в крес­ле-ка­чал­ке, я — на та­бу­ре­те, как вдруг неболь­шой по­ли­цей­ский пат­руль при­оста­но­вил­ся на се­ре­дине ули­цы, и от него стал спус­кать­ся сер­жант, раз­ме­ром с огром­ный хо­ло­диль­ник. Ши­ро­ко ша­гая, он ре­ши­тель­но на­пра­вил­ся в на­шу сто­ро­ну. Я сглот­нул.Я был хо­лод­нее, чем пол­дю­жи­ны свет­ло­го, ко­то­рое мы толь­ко вы­пи­ли. Яв­но на­зре­ва­ла неболь­шая про­бле­ма. Хо­тя, больш­ная: Ма­стер Caiçara дер­жал небреж­но в ру­ке, укра­шен­ной мно­же­ством ко­лец, «itaba di ungira» (их­няя са­мо­кру­точ­ка с травк­ми — прим. пе­рев.), ко­то­рой мог­ла бы по­за­ви­до­вать лю­бая ку­бин­ская си­га­ра Фиде­ля Ка­ст­ро. Мо­мен­таль­но, в па­рах ал­ко­го­ля (мы раз­ба­ви­ли пи­во несколь­ки­ми хо­ро­ши­ми пор­ци­я­ми ка­ша­сы) и ды­му ко­ноп­ли мне по­ме­ре­щи­лось мое бу­ду­щее: на­блю­даю за вос­хо­дом солн­ца через ре­шет­ку тю­рем­ной ка­ме­ры.
Я быст­ро по­смот­рел на мест­ре Кай­са­ру и при­го­то­вил­ся к то­му, что бу­дет. Неуже­ли он, с его про­шлым раз­бой­ни­ка, даст от­пор за­кон­ни­кам? Он про­дол­жал по­ка­чи­вать­ся на бар­ном сту­ле, и един­ствен­ным се­рьез­ным дей­стви­ем, ко­то­рое он пред­при­нял, бы­ло то, что он сде­лал еще од­ну глу­бо­кую за­тяж­ку, толь­ко боль­ше на­пол­няя зло­во­ни­ем окру­жа­ю­щее про­стран­ство.Сер­жант по­до­шел, оста­но­вил­ся пе­ред Кай­са­рой, опу­стил­ся на ко­ле­но, на­ри­со­вал несколь­ко зна­ков на зем­ле, по­це­ло­вал ру­ку ма­сте­ра и по­про­сил:„Бла­го­сло­ви ме­ня, отец“.Кай­са­ра сбил с си­га­ры пе­пел и той же дым­ной ру­кой на­чер­тил над го­ло­вой сер­жан­та некие каб­ба­ли­сти­че­ские зна­ки, бор­мо­ча при этом ка­кие-то фра­зы на язы­ке На­го. По­ли­цей­ский встал, по­бла­го­да­рил его и, при­со­еди­нив­шись к пат­ру­лю, ушел.

А те­перь, то, что я на­шла про са­мо сло­во. То­же до­воль­но за­нят­но.
Caiçara яв­ля­ет­ся сло­вом язы­ка пле­мен Ту­пи, жив­ших в при­бреж­ных рай­о­нах Бра­зи­лии на­чи­ная с 16 ве­ка. Пер­во­на­чаль­но так на­зы­ва­ли лишь тех, кто за­ра­ба­ты­вал и жил толь­ко рыб­ной лов­лей. Поз­же тер­мин caiçara стал обо­зна­чать раз­лич­ные пред­ме­ты ти­пич­ной куль­ту­ры бра­зиль­ско­го по­бе­ре­жья, точ­нее его юж­ной и юго-во­сточ­ной ча­сти.

Неко­то­рые ав­то­ры утвер­жда­ют, что об­щи­ны «caiçaras» это так же по­пуля­ции пля­жей и рек, ко­то­рые гра­ни­чат с при­бреж­ны­ми окру­га­ми Сан-Па­у­лу, Па­ра­ны, и да­же у неко­то­рых из бе­ре­гов Сан­та-Ка­та­ри­ны со­хра­ни­лись те же ха­рак­те­ри­сти­ки эт­ни­че­ских и куль­тур­ных па­ра­мет­ров, ко­то­рые остав­ля­ют воз­мож­ность для срав­не­ния.

Общ­но­сти «caiçaras» по­яв­ля­лись с на­ча­ла 17 ве­ка, лю­ди, ко­то­рых так на­зы­ва­ли рож­да­лись от сме­шан­ных бра­ков бе­ло­ко­жих пор­ту­галь­ско­го про­ис­хож­де­ния с пред­ста­ви­те­ля­ми ко­рен­но­го на­се­ле­ния при­бреж­ных рай­о­нов Сан-Па­у­лу (tupinambás), за ис­клю­че­ни­ем го­ро­дов Сан­тос, Сан-Па­у­лу, и во­сточ­ных рек Рио-де-Жа­ней­ро. Свой вклад так­же внес­ли сво­бод­ные чер­но­ко­жие, ко­то­рые из­бе­жа­ли вли­я­ния го­род­ских тер­ри­то­рий (го­ро­дов и по­сел­ков).

По­ис­кав еще немно­го я узна­ла, что кай­са­ра — это еще и вид ядо­ви­той змеи. Дли­ной она до­сти­га­ет 1.6 м, до­воль­но быст­ра в ата­ке, а яд её раз­ру­ша­ет мы­шеч­ные во­лок­на и тка­ни. Пи­та­ет­ся мел­ки­ми ящер­ка­ми, зем­но­вод­ны­ми и мы­ша­ми. И, меж­ду про­чим, это один из неко­то­рых ви­дов, ко­то­рым в Бра­зи­лии при­пи­сы­ва­ют боль­шин­ство уку­сов на ду­шу на­се­ле­ния в год (с жа­ра­ра­кой нозд­ря в нозд­рю идут).