Фундаментализм и капоэйра. Часть 1/3


Статьи     капоэйра, 4capoeirathoughts, статья

Фундаментализм и капоэйра. Часть 1/3

Сегодня фундаментализм – это явление, распространенное по всему миру, которое влияет на практику всех стилей капоэйры. Последующие посты я писал, основываясь на опыте практикующего и исследователя, который получил, пытаясь работать в условиях межстилевого и межгруппового сотрудничества, на одном из недавно прошедших мероприятий.
Я верю, что у всех стилей, групп, или течений есть одна важная задача – поддерживать и защищать внутренние принципы искусства и его культурное многообразие, не подвергая их господствующим или фундаменталистским режимам.

Я также считаю, что любой подход к капоэйре или суждения, лежащие в основе чей-то практики, имеют смысл. Но лишь с тем условием, что эти люди и суждения не пытаются обесценить чей-то подход или основополагающие принципы, приводя определенное количество аргументов; как, например, практика одного человека, не может быть более традиционной или более аутентичной, чем кого-то другого. Примечание: все имена, использованные в этой статье, вымышлены. Цель моего стремления поделиться опытом состоит лишь в том, чтобы показать сложности в налаживании межгруппового и межстилевого сотрудничества. Фундаментализм и капоэйра Часть первая: Плоды (отсутствия) сотрудничества. Вестернизация капоэйры, в моем понимании, осложняет межстилевое и межгрупповое общение, обостряя соперничество, отчуждение и изоляцию, что мешает взаимопониманию. Вестернизация угрожает важнейшим принципам капоэйры по мере того, как искусство распространяется по всему миру. Без взаимопонимания между группами и коллегами будет невозможно помешать искажению сути капоэйры, даже следуя традиционализму, который, как известно, уже сегодня является следствием встернизации искусства (читай «Бразильская Народная Мудрость»). Мой недавний опыт попытки межстилевого и межгруппового сотрудничества наглядно показывает, как фундаментализм препятствует общению не только В различных группах и стилях, но и МЕЖДУ ними. Я связался с «Луиз Эдуарду», с просьбой позволить мне участвовать в его мероприятии, как самостоятельно финансируемому исследователю, и поработать над несколькими интервью. После того, как я несколько раз объяснил цели своего исследования, он разрешил мне находиться там бесплатно и работать над своими интервью. Перед этим я также связался с Местре Паулу, одним из гостей «Луиза Эдуарду», по поводу того, чтобы взять у него интервью в ходе мероприятия, и он также согласился. На открытии я был, как полагается, представлен, хотя и без какого-либо упоминания о моей работе и моих целях на этом мероприятии. Может я ожидал большего содействия, потому что считал, что у нас есть общие интересы в капоэйре и приобщении её к социальной жизни. В конце первого дня между нами состоялся разговор о мастер-классе по Капоэйра-Анголе с не бразильским Местре, который я устраивал. И, вероятно, это как-то повлияло на их желание содействовать моему исследованию. На следующий вечер Местре Паулу был очень вежлив и мы общались довольно долго, но никакого интервью так и не состоялось. Поэтому я спросил, можем ли мы поработать над интервью завтра, т.к. был заинтересован в идеях Местре Паулу, но знал, что на выходных все будут очень заняты. Луиз Эудуарду сказал мне позвонить ему завтра, биже к полудню, что договориться на вторую половину дня. Другой гость, Местре Антониу Карлос, прослыл человеком, с которым трудно иметь дело, поэтому я лично к нему подошел, уважительно рассказал о своем исследовании и спросил, нельзя ли взять у него интервью… и невзирая на это, он по снобски, очень холодно, коротко и ответил: «Я подумаю об этом», еще раз подтверждая свою репутацию. И я решил, что это не стоит того, чтобы просить снова. Луиз Эдуарду не отвечал, когда я звонил в назначенное время, и потом, за полчаса до начала занятий он перезвонил мне, говоря, что ему очень жаль, но он уснул и что мы можем попытаться провести встречу в его центре этим вечером. Как ему было известно, в это время у меня должны были быть классы в другом месте. Я заключил, что никаких интервью не получится, и сдался. Один из моих студентов, присутствовавших на этом мероприятии, и знавший, зачем там был я, в открытую спросил Местре Антониу Карлоса, могут ли, по его мнению, разные группы сотрудничать в развитии социальных проектов и капоэйры. Он ответил: «Никогда». Сотрудничество может проходить на многих уровнях и принимать различные формы, не обязательно вмешиваясь в чужой путь в капоэйре или смешиваясь с ним. Тем не менее, это было не так очевидно для его социально-ориентированных взглядов. Казалось, что Антонио Карлос уверен, что только такой специфический подход в капоэйре приемлем для социальной интеграции и образования. Как если бы только этот стиль или школа были бы единственно подходящими для приобщения к социальной жизни всех исключенных меньшинств. Подход, преобладающий над остальными, и пытающийся взяться за решение проблем социального неравенства и разного рода нетерпимостей; какая ирония. Вся эта ситуация оставила мне несколько вопросов, которыми я хочу поделиться с вами: - Почему эти социально-вовлеченные мастера не уделяют должного внимания исследованиям в капоэйре и социальной интеграции? - Все ли их студенты согласятся с такой позицией, или, всё же, найдется несколько людей, заинтересованных в (межгрупповом) обмене идеями, связанными с социальной интеграцией? - Почему же так трудно развивать межстилевое и межгрупповое взаимодействие в капоэйре? C.M. Eurico 4capoeirathoughts.com Перевела mOrigammi.