Фундаментализм и капоэйра. Часть 3


Статьи     Capoeira, 4capoeirathoughts, статья

Фундаментализм и капоэйра. Часть 3

Это последний пост на тему фундаментализма и капоэйры, в котором я излагаю свои мысли, основываясь на опыте сотрудничества (или его попытки) с другой группой/стилем в интересах своей исследовательской работы.

Как я уже обращал внимание в предыдущих постах, отсутствие взаимного понимания и уважения, межгруппового и межстилевого сотрудничества и нетерпимость к смешению, могут воспрепятствовать применению капоэйры как всеобъемлющего и воспитательного инструмента во всем мире.

Примечание: все имена, используемые в данной статье являются псевдонимами. Мое стремление поделиться своим опытом, обусловлено только желанием показать трудности в установлении межгруппового и межстилевого сотрудничества.



Фундаментализм и Капоэйра

Часть третья: Вопрос (отсутствия) терпимости к многообразию

Большинство людей считают, что фундаментализм связан только с религиозным явлением и экстремистскими группировками. Это не так. Это, на самом деле, всепроникающее явление в нашем обществе и культуре сегодня. Но почему оно всё чаще начинает встречаться в капоэйре? Я полагаю, что напряженность между сегодняшним давлением вестернизации и историческим упорством искусства в сопротивлении дегуманизации, угнетению культуры на протяжении истории, связана с ростом фундаменталистских действий в искусстве.

Фундаментализм не проявляется сам по себе, независимо от правящей системы, это ответ системе, следовательно, свойственный ей и закономерный. Он выступает против правящей системы, но не без поглощения и присваивания некоторых её принципов. Таким образом, "закрытая версия культуры" (Холл, 1993), отказываясь сотрудничать с многообразием и пытаясь противопоставить свою индивидуальность соединяющим силам правящей системы, часто поглощает некоторые из ценностей этой системы. Индивидуализм, условия высокой конкуренции, и поклонение знаменитостям (прим.переводчика: мастерам сугубо своей группы, как я поняла) не чужды этим группам.

Интересно, что из-за своего экстримистского, склонного к крайностям характера, и тяги к культу, эти "закрытые версии культуры" воспринимаются широкой общественностью, как "другие", но не как ответная реакция, вызванная тем самым обществом. Тоже самое происходит и в капоэйре сегодня. Каждому, кто пытается жить/практиковать по другому, с отличиям, проще отгородиться от коллег, назвав их "другими", чтобы группа могла жить без взаимодействия с разнообразием.

С распространением капоэйры в развитых странах после 70-х годов, искусство стало подчиняться западной и капиталистической основе, потеряв значительную часть своей непосредственности, а так же возможностей культурного выражения и продвижения. Искусство превратилось в весьма доходный бизнес, но только для избранной группы Mestres. У того, что раньше было спонтанно выковано человеческим многообразием Бразилии, начинают появляться "стражи", "владельцы истины".

Эти "стражи", независимо от того, к какому стилю они принадлежат, вместо того, чтобы отстаивать ценности (расширение прав и возможностей, открытости и непохожести) и уроки, извлеченные из первоначального мульти-этнического, социально-культурного контекста искусства, вместо борьбы за их сохранение они больше сосредоточены на поддержании традиций (в основном, ими же изобретенных), недавно введенных в капоэйру, но гораздо более полезных для сбыта их "владельцами". Следствие адаптации искусства логике рынка.

С одной стороны, есть группы, практикующие отчужденную капоэйру, близкую массовой культуре; она слишком приспособлена к рыночным условиям, высокой конкуренции, и денежно-прибыльная. С другой стороны, есть группы, которые пытаются противостоять этой гомогенизации, практикуя капоэйру с крайним традиционализмом, приближаясь по сути к фундаменталистской культуре.
Кроме того, в целях поддержания их целостности, эти идеологические сообщества проповедуют абсолютную верность своих взглядов, что и делает подход к капоэйре фундаменталистским.

Проблема этой позиции заключается в том, что "обладание идеей, верой, которая дает абсолютную убежденность в своей правде, уничтожает любую возможность постижения другой идеи, другой веры, другого лица" (Morin, 2001: 99.)

Именно это только что произошло со мной на этом мероприятии. Я не был коллегой, я был "другим", пытающимся принести "девиантные" концепции в группу, которая была "абсолютной уверена в своих взглядах". Таким образом, мои взгляды, мои знания, мои работы с социальной интеграцией, да и я, не могли быть поняты и не были.

Мейнстрим и фундаментализм являются частью одного и того же общества. Аналогичным образом, два общества с кардинально разными идеями в капоэйре, в действительности являются двумя сторонами одной медали. Нравится это капоэйристам или нет, но отныне Капоэйра будет находиться в постоянном конфликте с вестернизацией и культурным многоообразием.

Некоторые ослабляют принципы искусства, приспосабливая его под рыночные реалии. Некоторые другие пытаются утвердиться через интерпретацию традиционализма. Но все, признают они это или нет, находятся под влиянием западных рыночных сил.

Антонио Карлос, был интересным примером того, как позиция сопротивления, привязанная к "абсолютной убежденности" может заставить кого-то стать отражением той силы, которой он противостоит. Он является очень конкурентоспособной личностью, и часто это подтверждает: используя каждую возможность продемонстрировать свою уникальность; стремясь всегда быть единственным авторитетом "в своем поле"; учитель, который против многообразия в своих классах (обычно приравнивая друг к другу понятия "разное" и "неверное"), пытаясь реализовать капоэйру исключительно как инструмент противодействия. Однако, его стратегия компрометирует его мотивы/взгляды.

И наоборот, Морин, утверждая, как формальное образование должно содействовать этике понимания и демократии, поясняет, что "Классный кабинет должен быть местом оттачивания аргументированных обсуждений, осознания необходимости понимать чужие мысли и процесса их понимания... "(Морин, 2001: 112-3).

Хотя практика капоэйры не считается официальным образованием, но учитывая то, как уроки искусства накладываются на повседневную жизнь, и имея в виду какую культуру, люди, подобные Антонио Карлосу могут привить в своей группе, мы должны задаться вопросом: какие ещё ценности могут быть перенесены из искусства в повседневную жизнь?

Таким образом, остается еще один вопрос: Как могут группы/стили обучения, уверенные в абсолютной верности их подхода претендовать на развитие социальной интеграции, если эта же абсолютная убежденность препятствует пониманию других идей, верований, и, в конце концов, других народов?

Ссылки

Холл, Стюарт. (1993). Культура, общество, нация. Культурология 3, pp.349-63

Морин, Эдгар. (2001). Os Sete Saberes Necessários A educação do Futuro. Федеральный округ Бразилиа, Бразилия: ЮНЕСКО C.M. Eurico 4capoeirathoughts.com Перевела mOrigammi. Комментарии к статье в пути.