Ин­тер­вью с Mestre Lua Rasta. Часть 2


Raízes da capoeira     Mestre, Mestre Lua Rasta, Angola, Capoeira Angola, интервью

Ин­тер­вью с Mestre Lua Rasta. Часть 2


Mestre Lua Rasta: «Мно­гие пы­та­ют­ся при­чис­лить ме­ня к прак­ти­ку­ю­щим ан­го­лу или ре­жио­нал… Но я про­сто ка­по­эй­рист!»

Пуб­ли­ка­ция пер­во­го от­рыв­ка из длин­ню­ю­ю­ю­ю­ю­ще­го ин­тер­вью с ре­во­лю­ци­он­ным, ярост­ным, оп­по­зи­ци­он­ным, пре­крас­ным Mestre Lua Rasta. На под­хо­де часть 1 и часть 3)


Ин­тер­вью с Mestre Lua Rasta. Часть 2

Ко­гда вы вер­ну­лись в Саль­ва­дор?

Сна­ча­ла я уехал в Ев­ро­пу, в Швей­ца­рию, и это бы­ла еще од­на от­дель­ная ис­то­рия, свя­зан­ная с ка­по­эй­рой. Там у ме­ня так­же бы­ла груп­па, но я не хо­тел на­зы­вать ее груп­пой ан­го­лы или ре­жио­нал – это бы­ла про­сто груп­па ка­по­эй­ры. Я и сей­час при­дер­жи­ва­юсь той же по­зи­ции – я ка­по­эй­рист.
Се­го­дня я ан­го­лей­ро в серд­це, но ан­го­лей­ро сво­е­го вре­ме­ни. Зна­е­те, сей­час та­кое сплошь и ря­дом в но­во­стях: ка­кой-ни­будь па­рень утвер­жда­ет, что он ан­го­лей­ро – всю свою жизнь он прак­ти­ко­вал ре­жио­нал, по­том взял па­ру уро­ков ан­го­лы и те­перь утвер­жда­ет на­пра­во и нале­во, что он прак­ти­ку­ет оба сти­ля. Я ка­по­эй­рист, я все­гда в по­ис­ке, в Ро­де Ан­го­лы я ста­ра­юсь иг­рать как мож­но луч­ше, неваж­но, с ка­ким ка­по­эй­ри­стом я иг­раю. Но я не при­рож­ден­ный ан­го­лей­ро, хо­тя я так­же и не при­рож­ден­ный ка­по­эй­рист сти­ля ре­жио­нал.

У ме­ня боль­шой опыт иг­ры в улич­ных ро­дах, со мно­ги­ми ма­сте­ра­ми ка­по­эй­ры — Mestre Waldemar, Mestre Canjiquinha, Mestre Caiçara, Mestre Traíra. Мно­гие пы­та­ют­ся при­чис­лить ме­ня к прак­ти­ку­ю­щим ан­го­лу или ре­жио­нал… Но я про­сто ка­по­эй­рист! Ко­неч­но, серд­цем и кор­ня­ми я ско­рее от­но­шусь к Ан­го­ле, но я не бу­ду кри­чать на каж­дом уг­лу, что я ан­го­лей­ро. По мне, так это все во­об­ще неваж­но, слиш­ком уж оно ком­мер­цио­на­ли­зи­ро­ва­но. Я на­блю­даю некую мо­но­по­лию, фе­о­да­лизм – „Кто не ан­го­лей­ро – тот ни­кто!“. Я эту идею не раз­де­ляю и не под­дер­жи­ваю!

Как дол­го вы про­жи­ли в Швей­ца­рии?
5 лет

Пре­по­да­ва­ли ка­по­эй­ру?

Да, да­вал за­ня­тия по ка­по­эй­ре, ра­бо­тал с пер­кус­си­ей, из­го­тав­ли­вал соб­ствен­ные ин­стру­мен­ты. Я гор­жусь тем, что де­лаю их вез­де, ку­да ме­ня ни за­не­сет жизнь, и я бу­ду про­дол­жать этим за­ни­мать­ся, да­же ес­ли мне при­дет­ся хо­дить по пляж и их про­да­вать! Мне все­гда бу­дет нра­вить­ся ра­бо­та с ин­стру­мен­та­ми.

Из Саль­ва­до­ра вы вер­ну­лись пря­ми­ком на Пе­ло­уриньу?

Нет, ко­гда я вер­нул­ся в Саль­ва­дор, я пе­ре­ехал в Ита­поа – ме­сто, о ко­то­ром я меч­тал в дет­стве, меч­тал, что бу­ду жить там, ко­гда поз­во­лят финан­сы. Мне все­гда хо­те­лось жить в та­ком ста­рин­ном ме­сте, как это. Это бы­ла меч­та. Ну а по­сле воз­вра­ще­ния из Ев­ро­пы у ме­ня бы­ли день­ги, чтобы ее ис­пол­нить. Но я был разо­ча­ро­ван – Ита­поа к то­му вре­ме­ни пре­вра­тил­ся в на­сто­я­щий Ва­ви­лон, он был су­пер­по­пу­ля­рен и пе­ре­пол­нен людь­ми, и да­же на до­мах са­мых бед­ных жи­те­лей ви­се­ли зам­ки, а две­ри за­пи­ра­ли. Ко­гда я шел по ули­це Libertad, я за­ду­мы­вал­ся – как эти лю­ди мо­гут так жить? В са­мом Саль­ва­до­ре есть кро­шеч­ные до­ми­ки с за­пер­ты­ми во­ро­та­ми, а на этих во­ро­тах свер­ху ле­жит би­тое стек­ло, при этом вла­дель­цы этих до­мов очень бед­ны. Черт, по­че­му так? А, все по­то­му, что ес­ли ты оста­вишь одеж­ду су­шить­ся на ули­це, ее тут же укра­дут. Оставь­те свои крос­сов­ки за две­рью – их тут же не станет! Ме­ня это рас­стро­и­ло, и я пе­ре­ехал. Мне уда­лось сде­лать неко­то­рые сбе­ре­же­ния за вре­мя пре­бы­ва­ния в Ев­ро­пе, но мне со­вер­шен­но не хо­те­лось тра­тить их все на арен­ду жи­лья. Так что мы пе­ре­еха­ли на ост­ров (Луа Рас­та име­ет в ви­ду Itaparica Island – ост­ров в за­ли­ве Всех Свя­тых, до него хо­дят ка­тер­ки от Саль­ва­до­ра), где я про­жил 20 лет до се­го­дняш­не­го дня. Это пре­крас­ное ме­сто, здесь от­лич­но жи­вет­ся, прав­да за по­след­ние го­ды его со всех сто­рон окру­жи­ла со­то­вая ком­па­ния TeleBahia. У ме­ня тут бы­ла огром­ная бит­ва с ни­ми и со всем этим Ва­ви­ло­ном, ко­то­рый по­рож­ден дру­гим Ва­ви­ло­ном – го­су­дар­ством. Я про­жил здесь 20 лет… тут рань­ше был на­сто­я­щий рай – ост­ров был по­лон жив­но­сти: обе­зья­нок, змей, вся­ких жи­вот­ных. А сей­час на нем вы­ру­би­ли все ле­са, чтобы по­стро­ить ком­на­туш­ки для лю­дей. При­чем эти лю­ди да­же не ка­кие-то су­пер­бо­га­чи – это сред­ний класс, ко­то­ро­му вдол­би­ли в го­ло­вы (ин­те­рес­но, что Lua rasta ис­поль­зу­ет сло­во brainwashed), буд­то им по ста­ту­су по­ло­же­но жить в от­дель­ной охра­ня­е­мой квар­ти­ре. А что до ме­ня, то те­перь я ищу дру­гое ме­сто, по­то­му что та зем­ля, на ко­то­рой я со­би­рал­ся про­ве­сти оста­ток жиз­ни, боль­ше не су­ще­ству­ет. Itaparica стре­ми­тель­но ис­че­за­ет, они уни­что­жа­ют его. А у нас нет ни­ко­го, ни­ка­ких ор­га­ни­за­ций, ко­то­рые бы мог­ли бо­роть­ся с этим на­пря­мую, бо­роть­ся с го­су­дар­ством, с IBAMA (Instituto Brasileiro do Meio Ambiente – бра­зиль­ский ин­сти­тут ис­сле­до­ва­ния окру­жа­ю­щей сре­ды), со все­ми эти­ми ор­га­ни­за­ци­я­ми, ко­то­рые яко­бы за­щи­ща­ют на­шу фа­у­ну и Atlantic Rainforest – за­по­вед­ник. Они все лгут, все уже дав­но кор­рум­пи­ро­ва­ны. Моя жизнь здесь в Саль­ва­до­ре, на мо­ей род­ной зем­ле, ино­гда — сплош­ное разо­ча­ро­ва­ние. Я ви­жу ужас­ную тен­ден­цию их вли­я­ния – нас всех хо­тят опош­лить. Вы ви­ди­те, что да­же по­ли­ция, ко­то­рой мы вы­нуж­де­ны пла­тить (и ко­то­рая нас об­ма­ны­ва­ет), ока­зы­ва­ет­ся пра­вой. Мы ра­бо­та­ем и мы пла­тим на­ло­ги по­ли­ции, ко­то­рая долж­на за­щи­щать нас, а по­лу­ча­ет­ся, что мы ее бо­им­ся!

Так что, от­кро­вен­но го­во­ря, у ме­ня есть лишь ве­ра в Джа, но от лю­дей я боль­ше ни­че­го не жду, они спо­соб­ны лишь на вой­ны, пре­сле­до­ва­ния, про­сти­ту­цию. Я по­ка не спе­шу за­кан­чи­вать с пре­по­да­ва­ни­ем, во имя спа­се­ния на­шей куль­ту­ры. Я ве­рю, что через куль­ту­ру мы бу­дем вы­ра­жать свое недо­воль­ство, бу­дем вы­сту­пать про­тив и что-то ме­нять. Мы раз­ви­ва­ем улич­ную ра­бо­ту, про­ти­во­сто­им ту­ри­сти­че­ско­му Пе­ло­ури­нью, про­ти­во­сто­им IPAC (INSTITUTO PORTUGUÊS DE ACREDITAÇÃO), про­ти­во­сто­им во­ен­ной по­ли­ции. Они за­яви­ли, что Пе­ло­ури­ньо вы­гля­дит жал­ко и сде­ла­ли из него Объ­ект Все­мир­но­го На­сле­дия. На­сле­дия ми­ра, но не Ба­ии, по­то­му что ба­и­ян­цы по­лу­чи­ли (нечто непе­чат­ное). По­ли­ция за­щи­ща­ет при­ез­жих, а нас все эти ту­ри­сти­че­ские ор­га­ни­за­ции уни­жа­ют, хо­тя это имен­но мы со­зда­ли ту куль­ту­ру, на ко­то­рую при­ез­жа­ют смот­реть. Все лгут, лгут, лгут, чтобы об­ма­нут на­се­ле­ние и про­дви­нуть пре­зи­ден­та и его пра­ви­тель­ство, ко­то­рое ве­дет дес­по­ти­че­скую по­ли­ти­ку са­мо­дур­ства. Но я ви­жу, как мы дей­стви­тель­но ме­ня­ем си­ту­а­цию…

Ка­ко­во бы­ло жить ря­дом со ста­ры­ми ма­сте­ра­ми? Был ведь раз­рыв меж­ду по­ко­ле­ни­я­ми?

Ты зна­ешь, па­рень, жизнь в то вре­мя… то­гда имен­но ста­рые ма­сте­ра под­дер­жи­ва­ли со­про­тив­ле­ние. Со­про­тив­ле­ние, ко­то­рое в те дни бы­ло про­сто на­ив­ным. Но они бы­ли на­ши­ми об­раз­ца­ми для под­ра­жа­ния. Waldemar, Mestre Canjiquinha, Mestre Bimba, Mestre Bobó – эти пар­ни бы­ли на­ши­ми ли­де­ра­ми, мы в них ве­ри­ли. Canjiquinha был мо­им ге­ро­ем. Он при­нял уча­стие в мас­се филь­мов! В филь­мах вро­де Barravento или O Pagador de Promessas вся те­ат­раль­ная по­ста­нов­ка, по­ста­но­воч­ные ра­бо­ты, во­про­сы ис­то­ри­че­ско­го со­от­вет­ствия – все лег­ло на его пле­чи. Он един­ствен­ный, кто по­за­бо­тил­ся о том, чтобы при­дать филь­му вкус поп­куль­ту­ры. Он мыс­лил бо­лее кон­цеп­ту­аль­но, чем кто-ли­бо сре­ди его окру­же­ния.
Mestre Caiçara был со­всем дру­гим че­ло­ве­ком. В ту по­ру, ко­гда Ба­ия бы­ла пол­на ми­сти­циз­ма, и в ней чти­лась ре­ли­гия, он был зна­то­ком всех этих дел. Хо­тя это все сей­час уже уте­ря­но, ты все рав­но го­во­ришь: Mestre Caiçara Oxossi, и это так по­нят­но, так яс­но – что он, Mestre Caiçara, и есть Ошос­си, ори­ша ле­сов. Бы­ло очень кру­то на­хо­дить­ся ря­дом с ним и на­блю­дать за ним в его обыч­ной по­все­днев­ной жиз­ни. Mestre Caiçara был аб­со­лют­но ра­ди­каль­ным че­ло­ве­ком – по­сто­ян­но вос­ста­вал про­тив об­ще­ства, си­сте­мы, по­ли­ции. Это бы­ло очень важ­но для всех этих лю­дей, ко­то­рым сей­час под 60 – про­ти­во­сто­я­ние, по­ни­ма­ешь? На­сто­я­щее по­ли­ти­че­ское про­ти­во­сто­я­ние! Се­го­дня мно­гие го­во­рят: «Эти ста­рые ма­сте­ра иг­ра­ли по пра­ви­лам си­сте­мы». Нет, это мы се­го­дня иг­ра­ем по пра­ви­лам си­сте­мы, а в те вре­ме­на они бы­ли те­ми, кто за­став­ля­ли си­сте­му иг­рать по сво­им пра­ви­лам, по­ни­ма­ешь ты? Се­го­дня по­лу­чить спон­сор­скую под­держ­ку и по­мощь, чтобы во­пло­тить ка­кой-то про­ект, невоз­мож­но! Это воз­мож­но, толь­ко ес­ли ты шиш­ка в пра­ви­тель­стве или в ко­ми­те­те по куль­ту­ре Ба­ии. Это очень лег­ко, ска­жем, для Afro-Brazilian Orchestra – ко­то­рый от­но­сит­ся к Tânia Simões (оче­вид­но, имя, при­чем по­хо­же, рус­ское), ко­то­рый в свою оче­редь от­но­сит­ся к IPAC, ко­то­рый в свою оче­редь от­но­сит­ся к пра­ви­тель­ству, ко­то­рое в свою оче­редь от­но­сит­ся бог зна­ет к че­му. Вот эти ре­бя­та мо­гут по­лу­чить день­ги на все, что за­хо­тят. Вы ви­де­ли этот фе­сти­валь, ко­то­рый про­шел недав­но? (Ба­и­ян­ский фе­сти­валь по­пуляр­ной куль­ту­ры). Мас­сив­ная спон­сор­ская под­держ­ка и так да­лее, но это все сде­ла­но толь­ко для са­мих се­бя. Но ес­ли вы или я про­ве­дем некую ра­бо­ту, раз­ра­бо­та­ем ка­кой-то про­ект – неваж­но, на­сколь­ко хо­рош он бу­дет, нам ска­жут: «Вы не впи­сы­ва­е­тесь в на­шу рас­пи­сан­ную про­грам­му».

А се­го­дняш­няя ка­по­эй­ра? А ро­да на Terreiro de Jesus?

В Ба­ии она ис­пы­ты­ва­ет сей­час очень ин­те­рес­ные из­ме­не­ния. Ес­ли в про­шлом ан­го­лей­ро ис­пы­ты­ва­ли по от­но­ше­нию к се­бе силь­ную дис­кри­ми­на­цию, то сей­час все по­вер­ну­лось — они в фа­во­ре. Я на­блю­даю мас­си­фи­ка­цию и гло­ба­ли­за­цию Ан­го­лы. Ес­ли мы сей­час бу­дем нере­ши­тель­ны, мы пол­но­стью по­те­ря­ем ха­рак­те­ри­сти­ки на­ше­го дви­же­ния, по­то­му что ка­по­эй­ра ан­го­ла всту­пи­ла в ка­пи­та­ли­сти­че­ский про­цесс. Боль­шин­ство тех, кто прак­ти­ку­ет ка­по­эй­ру ан­го­ла, во­вле­че­ны в первую оче­редь в де­неж­ные де­ла, а по­том уже в куль­тур­ный про­цесс и дви­же­ние за сво­бо­ду, что во­об­ще-то важ­нее все­го. Это вы­гля­дит при­мер­но так: ан­го­лей­ро тех вре­мен, ста­рые ма­сте­ра, у ко­то­рых не бы­ло воз­мож­но­сти быть в ме­диа или влить­ся в ры­ноч­ный по­ток совре­мен­ной ка­по­эй­ры, се­го­дня обес­по­ко­е­ны – они бы­ли ис­поль­зо­ва­ны, опу­сто­ше­ны и оста­ви­ли ка­по­эй­ру мо­ло­дым иг­ро­кам, ко­то­рые втис­ки­ва­ют­ся на их ме­сто. Но в этих мо­ло­дых ре­бя­тах от­сут­ству­ет осо­зна­ние важ­но­сти борь­бы за сво­бо­ду, по­ни­ма­ние важ­но­сти граж­дан­ства и борь­бы с ра­сиз­мом. Вы ви­ди­те, что се­го­дня в ка­по­эй­ре ан­го­ла боль­ше бе­лых, чем чер­ных.

Ка­кой вы ви­ди­те роль ев­ро­пейе­цв в куль­ту­ре чер­ных? Дей­стив­тель­но ли ка­по­эй­ра вступ­ла на путь, где ее смо­гут под­дер­жать толь­ко ин­ве­сти­ции ев­ро­пей­цев? Мы на­блю­да­ем за­клю­че­ние неко­е­го кон­трак­та или про­сто ис­поль­зо­ва­ние?

Мы мо­жем толь­ко рас­счи­ты­вать на со­зна­тель­ность се­го­дняш­них мо­ло­дых ма­сте­ров ан­го­лы. Боль­шин­ство ка­по­эй­ри­стов зна­ют о João Pequeno, João Grande, несмот­ря на то, что есть и мно­гие дру­гие ма­сте­ра с та­ким же опы­том и ба­га­жом зна­ний, но они неиз­вест­ны. Да­же жур­на­лы о ка­по­эй­ре ис­поль­зу­ют ка­по­эй­ру, чтобы за­ра­бо­тать день­ги. Я ви­жу, что „вы­бе­ли­ва­ние“ аф­ро-бра­зиль­ской куль­ту­ры – это факт.

Вы, на­вер­ня­ка, стра­да­ли от дис­кри­ми­на­ции и в Швей­ца­рии и здесь. Вам зна­ко­мы все труд­но­сти, с ко­то­ры­ми стал­ки­ва­ет­ся чер­ный, втор­га­ясь в мир бе­лых: мы­тье по­су­ды и все про­чее. А вот им прий­ти сю­да не со­став­ля­ет тру­да. Что Вы об этом ду­ма­е­те?

Яс­но, что при­хо­дит­ся иметь де­ло с день­га­ми! Как я уже го­во­рил: есть ка­кой-то ан­го­лей­ро, он пре­зи­дент или кто-то там в ас­со­ци­а­ции ка­по­эй­ры Ре­жио­нал, он же член со­ве­та ка­по­эй­ры Ан­го­ла, он так­же опе­ка­ет та­кую-то груп­пу. Он го­во­рит: «Мне не нуж­ны день­ги», но про­да­ет май­ки «Ан­го­ла Мать». Он во­вле­чен в де­ла груп­пы ка­по­эй­ры Ан­го­ла, чей ма­стер бе­ден, не мо­жет под­дер­жать свою груп­пу, не мо­жет ку­пить фут­бол­ки, ин­стру­мен­ты. И вот этот биз­нес­мен тут как тут! Те­перь спро­си его, иг­ра­ет ли он Ан­го­лу? Спро­си, иг­ра­ет ли он на бе­рим­бау? По­ет ли пес­ни ка­по­эй­ры? В этом у него пол­ный бар­дак, за­то у него есть день­ги и он бе­лый! Это один из при­ме­ров. Те­перь по­смот­рим на ев­ро­пей­ца. Ев­ро­пе­ец уже ис­чер­пал свою куль­ту­ру. Что та­кое, эта ев­ро­пей­ская куль­ту­ра? Вой­ны, ра­ке­ты, ва­лю­та… Все за­ра­ба­ты­ва­ют там, чем мо­гут. Вот да­вай­те так по­смот­рим: ка­по­эй­ра при­шла из Аф­ри­ки. Из бед­ней­ших стран Аф­ри­ки, с по­ра­бо­щен­ны­ми чер­ны­ми людь­ми, ко­то­рые те­перь раз­бро­са­ны по Мар­ти­ни­ке, Гва­де­лу­пе, по стра­нам Ка­риб­ско­го бас­сей­на, Бра­зи­лии. Со­всем недав­но, на Reunion Island, по­яви­лось бо­е­вое ис­кус­ство Morangue, ко­то­рое не так дав­но еще бы­ло за­пре­ще­но. Те­перь оно прак­ти­ку­ет­ся вме­сте с ка­по­эй­рой Ан­го­ла – это но­вая при­хоть Ев­ро­пы. Мы ни­ко­гда не слы­ша­ли об этом
Morangue, за­то те­перь все им за­ни­ма­ют­ся. Это все по­то­му, что ан­го­лей­ро едет в Ев­ро­пу за­ра­ба­ты­вать день­ги. О чем он за­бо­тит­ся? Чем он бу­дет там жить? Смо­жет про­рвать­ся? Он бу­дет об­ра­щать­ся с ка­по­эй­рой, как буд­то это про­дукт куль­ту­ры, к ко­то­ро­му на­до при­влечь ев­ро­пей­цев. Я не об­ви­няю ни­ко­го, по­то­му что сам так по­сту­пал. Спро­си­те ко­го-ни­будь из та­ких ре­бят: „Не хо­чешь ли по­ехать в Аф­ри­ку, чтобы пре­по­да­вать там ка­по­эй­ру?“. Нет, ни­кто не хо­чет воз­вра­щать­ся с ка­по­эй­рой в Ан­го­лу, ни­кто не рвет­ся при­вез­ти ка­по­эй­ру на Ку­бу, по­то­му что там не сде­ла­ешь де­нег…


Что ж, в то вре­мя ин­фор­ма­ция бы­ла не так лег­ко до­ступ­на, как се­го­дня…

Я де­лал то же са­мое, жи­вя там. Мо­им ору­жи­ем, мо­им спо­со­бом за­ра­бо­тать бы­ло про­из­вод­ство ин­стру­мен­тов и пре­по­да­ва­ние ка­по­эй­ры. У ме­ня не бы­ло ни­ка­ких стрем­ле­ний вро­де «Я рас­ска­жу всем о ка­по­эй­ре, я рас­про­стра­ню ее». Я по­ехал в Ев­ро­пу с це­лью за­ра­бо­тать. Ес­ли бы я мог за­ра­ба­ты­вать здесь, я бы не по­ехал ту­да, по­то­му что то­гда это бы­ло бы не за­ра­бот­ком, а ограб­ле­ни­ем! В Аме­ри­ке сей­час João Grande со сво­ей ко­ман­дой, но аме­ри­кан­цы все пе­ре­ина­чи­ва­ют, они рас­про­стра­ня­ют ин­фор­ма­цию, что ка­по­эй­ра аф­ро-аме­ри­кан­ская. Они от­пра­ви­лись в Аф­ри­ку, и им при­шлось за­мол­чать, по­то­му что в Аф­ри­ке нет ка­по­эй­ры. Что ж, те­перь ез­жай­те в Ба­ию! И вы ду­ма­е­те, аме­ри­ка­нец по­едет в Ба­ию, рас­ска­зы­вать ба­и­ян­цам о том, что у них есть ка­по­эй­ра? Они при­ез­жа­ют сю­да за­брать на­шу ка­по­эй­ру. Что же, мы по­едем к ним, пре­под­не­ся свою ка­по­эй­ру им в по­да­роч­ной упа­ков­ке? Бо­лее то­го, мы еще во­ю­ем со сво­и­ми же бра­тья­ми. Ан­го­лей­ру в США со­рев­ну­ют­ся со мной, с то­бой, с лю­бым чу­жа­ком из дру­гой груп­пы или с тем, кто от­но­сит­ся к Ка­по­эй­ре Ан­го­ла. Аме­ри­кан­ские бра­зиль­ские ка­по­эй­ри­сты ан­го­лей­ру счи­та­ют Шта­ты сво­и­ми. Ес­ли ты не при­гла­шен ими лич­но на их ма­стер-класс, ес­ли ты при­е­хал по сво­ей во­ле, со сво­и­ми день­га­ми, они те­бя уни­что­жат. Те­бе при­дет­ся труд­но с бе­лой ре­ак­ци­он­ной си­сте­мой и с чет­ны­ми ка­по­эй­ри­ста­ми, ес­ли ты не при­гла­шен ими. Это тот про­цесс, ко­то­ро­го на­до сты­дить­ся, он идет в ка­по­эй­ре Ан­го­ла в Бра­зи­лии и за ее пре­де­ла­ми. Ко­гда мы на­ча­ли прак­ти­ко­вать улич­ную ка­по­эй­ру здесь… Это бы­ло что-то, уже су­ще­ство­вав­шее до нас. Как го­во­рит Mestre Ciro: Ка­по­эй­ра Ан­го­ла в Бра­зи­лии су­ще­ству­ет 500 лет.

Про­дол­же­ние сле­ду­ет

A. C. Quilombo Cecília
Cultural resistance
Ис­точ­ник: PortalCapoeira
Пе­ре­вод на ан­глий­ский: Shayna McHugh
Пе­ре­вод на рус­ский: BotaFogo

http://www.capoeira-connection.com/capoeira/downloads/Interview_Lua.pdf