интервью с местре Suassuna часть 1/3


Raízes da capoeira     интервью, Suassuna, Angola, Regional, Miudinho, Cordao de ouro

интервью с местре Suassuna часть 1/3

начало, продолжение, окончание

В беседе принимали участие: Astronauta, Mestre Esdras Filho, Mestre Dal, Papagaio-de-Pirata. Несколько учеников - Kibe, Gema, Muriel,
Wagner (Saroba), Durinho, и другие. Они тренировались на лужайке, в то время как остальные участники вели продолжительную беседу с Местре. Papagaio-de-Pirata задавал Местре вопросы, полученные от поситителей сайта www.capoeiradobrasil.com.br

Capoeiradobrasil: Местре Суассуна, мы начнем наш разговор с проблемы, которая стала объектом противоречия не так давно. Однако нам рано или поздно пришлось бы с ней столкнуться, хотим мы того или нет. Нам посчастливилось жить в такой момент в истории капоэйры, когда это искусство входит в новую фазу своего развития. Общество признает её повсеместно как профессиональную деятельность, как культурное наследие Бразильского народа, и как организованное спортивное явление. На сегодняшний день действуют многочисленные группы капоэйры, и она неудержимо распространяется по всему миру… Mestre Susassuna: Наибольший интерес для меня представляют ни большие группы, ни превращение капоэйры в спортивную дисциплину, ни Конфедерация, а непосредственно капоэйристы, которые её развивают. Капоэйристы были и до появления больших групп, они существовали повсюду – один здесь, другой там, третий – в деревне Соко, еще один в Парельейрос, который давал уроки… Капоэйра не существовала официально, но они существовали, играли на беримбау, преподавали. Всем этим людям нужно отдать должное. Это и есть те люди, которые поддерживают и развивают капоэйру. Конфедерация их никак не изменила. Вон капоэйрист, занимающийся на поле… он по прежнему в капоэйре, он предан своему делу и полон энтузиазма, преодолевает различные преграды на своем пути. Сделать так чтобы этих людей оценили по достоинству совсем не просто. Одному нужно ехать в глубинку, чтобы поддерживать и воодушевлять местных капоэйристов, работать, давать уроки, помогать с организацией и так далее. Конфедерация же занимается только организацией чемпионатов, а всю остальную работу оставляет другим… по настоящему действующая организация должна находить таких людей и направлять их, это её роль - обеспечение поддержки. Capoeiradobrasil: Капоэйра всегда была инструментом в руках политиков, который они использовали для управления массами, и пришло время изменить это. Капоэйристы и есть те люди, которые должны создать свой курс. Mestre Susassuna: Все эти дела с чемпионатами, Олимпийскими играми – это все интересует меня менее всего. Капоэйра, вот что важно для меня – что представляет собой капоэйра и какой она будет. Сила капоэйры - не в превращении её в спортивную дисциплину, не в том, чтобы сделать её Олимпийским видом спорта. Я размышляю об её укреплении как таковой, как она есть на самом деле – игра, дело, полное радости, а не то, что из нее пытаются сделать – избиение и дикое соревнование. Интересно, какой будет толк капоэйре оттого, что ее сделают Олимпийским видом спорта. Какие, например, преимущества получило от этого дзюдо? Mestre Dal: Местре, на этот счет я вынужден с Вами не согласится. На самом деле это принесло этому виду спорта много пользы – в плане общественного признания, поддержки, организации, инвестиций. Mestre Susassuna: Я хотел бы обратить внимание на насколько капоэйра сильна – и она становится всё сильнее и сильнее по всему миру. Олимпийские игры не имеют к этому отношения. Я не хочу завтра услышать, что мир узнал о капоэйре благодаря Олимпиаде. О капоэйре известно во всем мире, ей хотят заниматься повсюду. В то же время другие боевые искусства, несмотря на признания Олимпийским комитетом, почти загублены. Astranauta: Как бы то ни было, капоэйру нельзя измерять исходя исключительно из спортивного аспекта, и я считаю что она никогда не сузиться исключительно до него. Капоэйристы, которые мечтают об Олимпийских играх, составляют лишь небольшой процент от общего количества людей, которые занимаются капоэйрой. C: Чтобы дать вам некоторое представление, в этом году (2001) в Capoeirando проводились мастерклассы, ориетированнные в большей степени на соревновательный аспект единоборства. Такую капоэйру, я однажды назвал «клонированной», потому что все играют одинаково. Там даже был парень, который учил делать только прыжки. Представители более играбельной, традиционной капоэйры, там тоже присутствовали - Клаудио, Жого де Дентро. И их мастерклассы последних были просто переполнены. Тогда я сказал Местре Деканио «Посмотри-ка, вот куда приходят люди, сюда. Это - капоэйра»; Местре Деканио прокомментировал: «Действительно, это – капоэйра, а то, что там – нет!...»Они не прыгают и не делают акробатических трюков, они играют и обучают капоэйре, и они учатся ценить свою собственную работу. Итак, интерес к жесткой, боевой капоэйре без творческого подхода, которую мы видим на чемпионатах, не возбуждает такого интереса как кажется на первый взгляд - только частичный интерес. Местре Дал: Но он без сомнения возрастёт. Новые ученики проявляют к этому интерес, они мечтают об Олимпиаде… Mestre Susassuna: Да, я согласен, прогресс необратим, но мы должны быть настороже, чтобы сохранить капоэйру. Мне нравится слушать Местре Деканио, потому что в его немногочисленных словах содержится много смысла. Astronauta: Да, Местре Суассуна, расскажите нам о Местре Деканио! Местре Суассуна: Доктор Деканио тренировался с Местре Бимбой до некоторого времени и потом перестал, он ушел в профессиональную практику, в медицину, он ушел чтобы стать управляющим больницей. Поэтому он не был свидетелем поздней фазы в капоэйре. Капоэйра тогда незаконно распространялась по всей Бразилии. Потом, когда его позвали назад, он вернулся в такое время, когда он был нужен всему миру. Он вернулся чтобы содействовать сохранению капоэйры Бимбы, капоэйры всей этой эпохи, восстанавливая забытые принципы и исправляя неправильную технику исполнения. Mestre Esdras Filho : Суассуна, Вы знаете больше чем все мы здесь, Вы знаете что Режионала больше не существует. Он закончился со смертью Местре Бимбы, он трансформировался… Mestre Susassuna: Даже когда он был жив, ученики уже играли все по-разному… Mestre Esdras Filho : Мало кто сегодня знает и играет капоэйру Режионал… Mestre Susassuna: Правильно, даже Itapoan изменил капоэйру, Mestre Deputado один из тех, кто остается наиболее близок к Режионалу. Mestre Esdras Filho : Хорошо. Капоэйра Режионал умерла, Ангола до сих пор сохранена, но это ведь всё-таки не Ангола времён Паштиньи. Моя мысль состоит в том, что…. - Местре Суассуна, Вы знаете что такое капоэйра лучше всех нас – когда парень играет капоэйру на расстоянии метра от своего партнёра, это уже не капоэйра! Это что-то другое. Mastre Dal: Один игрок отделен от другого… Mestre Susassuna: Это акробатика, это цирк…. Mestre Esdras Filho : Сегодня есть люди, пытающиеся сохранить Анголу, но эта совсем не та Ангола, которую играли в Ваше время. Я видел вас в г. Бразилиа, когда Вы играли Анголу, я видел Canjiquinha, я видел Gato Preto… Mestre Susassuna: Посмотрите, чего сегодня не хватает, так это тех кому по-настоящему важна капоэйра. Есть много людей, включая тех, кто работает в сфере физ. подготовки, и которые абсолютного против всего этого – Олимпийских игр, превращения капоэйры в спортивную дисциплину, всех этих правил, строгих определений – но капоэйра развивается во всех направлениях. Капоэйра очень сильна и многогранна, и ни одно из мнений не является доминирующим: нет хозяина и повелителя капоэйры. Это ни я, ни кто-то другой. Mestre Dal: Капоэйра также разовьётся как спорт, и как и во всех других видах спорта, её будут эксплуатировать в коммерческих интересах, в СМИ, в качестве бизнеса. Это – реальность. Astronauta: Уличный футбол, игры экспромтом, не перестали существовать после превращения футбола в профессиональный спорт… Mestre Susassuna: И не прекратит, удовольствие от игры с мячом на пляже… Astronauta: Также и с капоэйрой, она тоже не прекратит существовать… Mestre Susassuna: Смотрите, время, которое у меня есть чтобы наслаждаться капоэйрой… Я оставляю то, что знаю своим ученикам… всё примерно так: я умру около 2040 года, в возрасте ста с чем-то лет. До тех пор, я буду всем жутко надоедать, я буду очень надоедливым и утомительным. После того, как я умру вы будете делать с капоэйрой, что вам захочется, вступайте в Олимпийские Игры… Но я люблю и знаю капоэйру. Хотеть переделать её… это то же самое, что дать свою фамилию чужому ребенку, или дать своему ребенку чужую фамилию. Все изменения, которые происходят в капоэйре – это всё чушь, никто по-настоящему не думает о ней. Капоэйра – это воин. Для меня важна моя работа - капоэйра, которой я обучился. Мне не нужно признание Университета Сан-Пауло или кого-либо ещё (кстати, Университет Сан-Пауло был первым, кто стал игнорировать меня, ты помнишь это Astronauta). Я признаю себя, я смотрю в зеркало и узнаю себя, и это очень хорошо. Достаточно сказать, что Баия недавно признала Mestre Joao Pequeno выдающимся гражданином, они преподнесли ему ключ от города. Это одно, но совсем другое, когда правительство отняло у него то, что он имел – его академию – Jaoa Pequeno - восемьдесят с лишним лет… и такой грязный трюк. Я – один из тех, для кого важна капоэйра, я ей живу, мне безразлично чей-либо успех. У каждого есть право на успех, у каждого своя капоэйра. Капоэйра – это радость, хорошее настроение, это не все эти соревнования – это спонтанность. На самом деле есть место и для всего остального – чемпионатов, шоу, игры, терапевтического использования – капоэйра настолько богата, что в ней есть место для всего. Однако, я не думаю, что одна Конфедерация сможет всё это контролировать. Капоэйра должна иметь различные конфедерации, различные учреждения. Капоэйра – это выражение народной мудрости. Вы думаете, что какая-то федерация или конфедерация сможет её организовать? В тот самый день, когда капоэйра будет упорядочена, она будет полностью… потеряна. Капоэйра – абсолютно беспорядочна, это выражение народа, это как болтовня в баре… у неё тысячи лиц: в ней и адвокат, и доктор, и бродяги, и преподаватели физкультуры – в ней есть от всего понемногу. Должна быть тысяча учреждений, чтобы поддерживать развитие капоэйры, а не контролировать её, потому что капоэйра – больше всего этого. Конфедерация должна предоставлять поддержку капоэйристам, которые в ней нуждаются. Это должна быть опора и для сильных, и для слабых, и для тех, кто посреди леса, и для тех, кто в тюрьме – где угодно. Mestre Dal: Я согласен, Суассуна, капоэйра существует для каждого человека в отдельности, и преодолевает все попытки разрушить или контролировать её. Если не мы, сами капоэйристы, она попадет в руки к тем, кто не готов к такой ответственности. Mestre Susassuna: Послушай, Astronauta, твой отец когда-то написал песню, которую я собирался записать, но теперь она утрачена. Он пророчил, что через несколько лет, горстка людей захочет стать хозяевами капоэйры, и в песне говорилось, что, нет, у капоэйры никогда не будет хозяина подобно тому, как беспризорники не имеют родителей. Капоэйра – это бродяга, она непостоянна. Капоэйра подобна ручью, потоку, который принимает необходимую форму, в зависимости от проходимого пути. У неё никогда не будет хозяина с кучей званий и дипломов, нет. Такие люди даже не понимают языка капоэйры. Если я скажу – выполни движение капоэйры, он не поймет что нужно делать. Тогда он скажет важным голосом: «Армада – это осевой поворот… масса помноженная на ускорение…» или что-нибудь в этом духе (все смеются). Черт подери! Он так собирается обучать армаде??? На днях я присутствовал на батизадо здесь в Колониа, в Марсилаке. И там я видел спонтанную капоэйру: здесь прыжок, там мах ногой, и тогда я сказал: «Вот это и есть капоэйра!» Парень, стоявший рядом сказал: «Как же так, Местре, ведь она неорганизованна?» Я ответил: «Нет, это мы слишком организованны!» (все смеются). Капоэйра сильно изменилась, и мы должны следовать за нею. На днях, Papadaio de Pirata передал мне вопрос мальчика: «Как ваши ученики умудряются владеть такой великолепной и живой капоэйрой, ведь вы такой старый Местре?» Мой ответ: «Потому, что я следую за капоэйрой, я следую за мыслями людей, она становиться такой, какой люди хотят, чтоб она была». Я адаптирую свою, капоэйру Сан-Пауло, вместе с Местре Бразилиа, мы подстраиваем нашу капоэйру под существующую систему здесь. Местре Бимба как-то сказал, что в люди в Сан-Пауло никогда не освоят капоэйру, однако сегодня мы не можем сказать такого даже по отношению к американцам. Та девушка, Жема, которая помогает давать уроки, демонстрирует такую капоэйру, в которой сами Баианцы не могут найти никаких недочетов. Она совершенствуется здесь. Если посмотреть с точки зрения культуры и истории, именно Баианцы владеют капоэйрой. Однако, на практике, в техническом исполнении элементов, в преданности и дисциплине, люди в Сан-Пауло, Рио де Жанейро, Минас Жераис ничем не уступают им. Это смесь капоэйры. Если вы поедете в Нью-Йорк и посмотрите на учеников Жоао Гранде, играющих капоэйру, вы не сможете сказать американец он или баианец. Точно также и с футболом – иногда вы можете увидеть, как японцы побеждают бразильцев. В целом, я считаю, что люди везде одинаковые, отличие заключается в отличии культур. Papagaio de Pirata: Это высказывание напомнило вопрос Нади из Германии: «Уважаемый, Местре Суассуна, я много слышала об игре Miudinho, но мне никак не предоставлялась возможность увидеть её. Вот мой вопрос: где я могу найти информацию о ней? Как бы Вы описали эту игру? Большое спасибо за ответ. Аше». Mestre Susassuna: Значит так, Miudinho на сегодняшний день подобна капоэйре Режионал: сейчас все просто машут ногами там и тут, и это и не Режионал, и не Ангола, но это – форма капоэйры. Ясно, что смерть Местре Бимбы не означает смерть капоэйры. Капоэйра должна была развиваться, и это развитие вылилось в появление Miudinho. Сегодня многие выполняют движения Miudinho. Эта игра спасла старую капоэйру. Я развил эти движения, разработал последовательности близкого взаимодействия, которые существуют только в моей академии. Многие сейчас дают уроки Miudinho, выполняя движения Miudinho, но это не Miudinho. Подобно тому, как многие дают уроки Режионала, но на самом деле это не Режионал. Я спас старую капоэйру, я усовершенствовал её, я наделил её стилистикой, более подходящей для современности. Я попытался разработать движения, демонстрирующие пределы возможностей человеческого тела. Miudinho играют в маленьком пространстве (максимум 2 метра в диаметре). Это вынуждает капоэйристов переплетаться, проходя друг сквозь друга, без касаний, без причинения физического или морального ущерба.