интервью с местре Suassuna часть 2/3


Raízes da capoeira     интервью, Suassuna, Angola, Regional, Miudinho, Cordao de ouro

интервью с местре Suassuna часть 2/3

начало, продолжение, окончание

Mestre Esdras Filho: Суассуна, насчет этого, я бы хотел задать другой вопрос: Можем ли мы сравнивать и много ли общего у miudinho с «jogo de dentro» из капоэйры ангола?

Mestre Suassuna: Ну чтож, во-первых, miudinho в капоэйре не может восприниматься как бой; напротив это эстетические развитие красоты движений, что присутствуют в капоэйре. Движений, что были забыты, подавлены жестокостью капоэйры, мощью атлетов, которые стали очень ограничены в капоэйре, из-за чрезмерного влияния культа тела. Так что, пока другие были заняты развитием жестокости в капоэйре, я нашел для себя более интересным исследовать капоэйру как искусство, пытаться раскрыть и расширить границы возможностей человеческого тела. Miudinho – это усовершенствованный jogo de dentro с множеством вариаций и движений, что я привнес или улучшил со своими учениками. Это игра, где ты развиваешь свои способности не совсем в умении драться или малисии, но в исполнении движений, в которых ты чувствуешь, на что способно твое тело. Ни жестокость, ни малисия, не цели miudinho, она должна исполняться как поэзия, без нападения.

Papagaio de Pirata: Давайте повторим вопрос Клаудиу: «Очевидно, что капоэйра, что играется сегодня, отличается от капоэйры тех дней и, судя по записям, что я видел капоэйра была более грубо сработана, без отточенной эстетики. Она была, несомненно, умнее, более расположена к человеку. Тем не менее, я сомневаюсь, что чем бы она ни была, она была так нацелена на бой, как капоэйра нынешняя. Но читая одно интервью, я прочел слова некоего местре, утверждавшего, что не существовало капоэйры, более заточенной под поединок, чем капоэйра прошлого… так что я хочу спросить: как вы видите нынешнюю капоэйру? Как ваши ученики умудряются обладать такой ловкой и богатой игрой, ведь вы уже далеко не молоды? Что вы думаете о капоэйре в Bahian Reconcavo, особенно в городе Santo Amaro da Purificacao? Axe! великий местре!» Mestre Suassuna: Я уже ответил на часть этого вопроса, не так ли? Теперь, относительно жестокости, я добавлю: существует огромная разница в капоэйре между жестокостью и агрессией. Это две совершенно разные вещи. Капоэйра была жестокой, с множеством опасных и коварных приемов, способных очень быстро закончить поединок. Сегодня капоэйра агрессивна: жестокость видима, она прямо написана на лице капоэриста, всем своим видом показывающего, что он собирается вас отделать. Жестокость прошлых лет была скрыта, Один парень вводил другого в заблуждение, чтобы привести в ловушку. Капоэйра сегодняшняя, показывает нам напряжение и незащищенность капоэриста, он нападает открыто, потому, что не уверен в себе. Например, незамедлительное отражение атаки: иногда, когда ты играешь с учеником, и он достает тебя раштейрой, и ты не готов, ты атакуешь, лоб в лоб. Капоэйра становится жестокой, но это всего лишь страх. Потому, что капоэрист, прежде всего, нападает без нападения, сбивает с толку, не сбиваясь при этом сам, он уходит, решая ответить позже. Сегодня капоэйра потеряла это аспект. Капоэрист раздражает, не будучи раздраженным, смущает и насмехается над противником своей манджингой, своей жингой. Капоэйра потеряла свою сущность, в своем притворстве, и что она приобрела? Она преуспела в технике, в силе, в агрессии. Papagaio: А что насчет другой части вопроса: «Как ваши ученики умудряются обладать такой ловкой и богатой игрой… и т.д.?» Mestre Dal: Да, ведь на смотря на то, что ваши ученики не практикуют агрессивную капоэйру, это неоспоримый факт, что они тоже способны драться: не было случая, чтобы они были избиты в роде другими капоэристами. Как вы добиваетесь этого: капоэйры, которая остается искусством посреди поединка, среди жестокости, сохраняя свою индивидуальность. Mestre Suassuna: Это как раз то, о чем я уже говорил: агрессия не имеет ничего общего с жестокостью. Агрессия – это вторжение. Искусство обмана в другом: выстроить ловушку и внезапно, в нужный момент, накинуть петлю на противника. Агрессия вторгается в права другой личности, это игра сильного против слабого, сильного парня, который собирается избить кого-нибудь. Капоэйра, напротив, была рождена из борьбы слабого против сильного, чтобы провоцировать врага, но не быть спровоцированным. Капоэрист, что позволяет себя разозлить, несведущ, он не способен играть капоэйру. Он занимается чем-то другим. Для него, капойэра не цель. Будь это так, он бы знал, как поднявшись с утра, получить подсечку и сказать «Пока, увидимся завтра…» Сегодня, я учу людей не показывать агрессию, ставшую привычной в наши дни. Посмотрите на Luiz Medicina: он никогда не был игроком, способным нарушить чужую физическую или духовную неприкосновенность. Он капоэрист. Все мои ученики там, на юге Баии, играют капоэйру с уважением вежливостью. Mestre Dal: И нет ни одной записи, о том чтобы его превзошли в капоэйре. Mestre Suassuna: Да, должен сказать, что мне повезло иметь его своим учеником, потому, что он уже был рожден капоэристом. Он учит капоэйре, никто не разу не захотел бросить ему вызов или оказать неуважение… Между прочим, Astronauta? Ты ведь получил очень грубое письмо от ученика из АБАД’ы, верно? Astronauta: Да, местре, но мы так и не знаем правды: он подписался как JURUPEMBA ABADA, я не в курсе, но говорят, что он из Muzenza… он вызвал нас на “cock-fight roda”, и добавил что наш местре старик, а мы “group of little faggots”… [прим. Пер. слишком красочно, чтобы переводить.] Mestre Suassuna: Ну, скажи ему, что Суассуна будет отвечать только местре из АБАД’ы, или откуда он там, парень, что написал это письмо даже не заслуживает ответа. Это излишне. Капоэйра Cordao de Ouro и miudinho в центре внимания, потому, что не дают покоя целому миру. Astronauta: Ну, где-то так я и ответил. Ему следует бросить капоэйру, ведь она не отвечает его потребностям. Ему лучше пойти во фри-файт. Если он любит «cockfights»[J] и обмен тумаками. Будь он умнее, так бы и поступил, ведь во фри-файте он хоть сможет заработать денег. Но пусть оставит капоэйру с миром для капоэристов. Mestre Suassuna: Скажи, что Суассуна будет говорить только с его местре. Ему следует дать знать об этом письме его учителю. Papagaio de Pirata: Вопрос Джулианны распологоает к полемике: «Сопровождаются ли токе Banguela, Iuna, Santa Maria, Amazonas, Idalina, и Lamento песнями? И что является гимном капоэйры Iuna или Amazonas?» Mestre Suassuna: Мде, это действительно может сбить с толку. Каждый местре утверждает по-своему. Вобщем-то пения нет. Mestre Bimba пел только под узкий круг токе. Каждому токе, несомненно, соответствует свой тип игры, свое выражение (хотя местре Bimba практически никогда не использовал их, его токе это Sao Bento Grande и Juna). Насчет Amazonas, Idalina, и Santa Maria у мастеров разные мнения, для кого-то это игра с ножом, для кого-то игра флорей… и т.д. Juna была игрой местре и старших учеников – а сегодня это, своего рода, аспирин капоэйры (смеются): все играют Juna чтобы успокоить роду, и больше, собственно, ничего… Papagaio de Pirata: Возвращаясь к Juna, играют только беримбау, или вся батерия? Mestre Suassuna: Только перкуссия, точнее пандейру, потому, что в режионале нет атабака. Bimba был против. Astronauta: Ага, он говорил, что пандейру это атабаке капоэйры. Papagaio de Pirata: Mariano Kwenha, уроженец Анголы, живущий в Британии, хотел бы спросить о capoeirando 2001: как он прошел? Не могли бы вы немного рассказать о нем? Mestre Suassuna: Привет, Mariano. Очень жаль, что тебя там не было; это был настоящий успех, с каждым днем все лучше и лучше. Честно говоря, я не хочу, чтобы он слишком разрастался, это может лишь навредить. Я против того, чтобы собиралось слишком много народу, чтобы он не превратился в столпотворение людей. Но я рад видеть людей вроде тебя, беспокоящихся качестве мероприятия. Мне хочется видеть друзей Суассуны, Gato, Peixinho, Jogo-de-Dentro, Claudio… в этом году у нас были африканские танцы, maculele, puxada de rede, и вечеринка (luau)… в следующем году мы собираемся уделить больше времени condomble и другим занятным вещам. Мы взрастим и сплетем наши корни вместе, в этом и есть Афро-Бразильская культура. В Англии тебе стоит заглянуть к ребятам Gato. И, кстати, в Лондоне преподает Poncianinho от Cordao de Ouro… но в любом случае я буду рад тебя видеть Mariano. Mestre Dal: Да, Африканец, что хочет узнать капоэйру «как она есть»! Mestre Suassuna: Хмм, я, конечно, не историк, но верю, что капоэйра родилась здесь, развитая рабами… Mestre Dal: Местре Суассуна, глобализация становится повсеместной, она достигла экономики, информации, отношений, в конечном счете она доберется и до капоэйры тоже. Она уже добралась, судя по тому, что капоэйру можно увидеть повсюду. Есть культурная сторона капоэйры, которую мы все стремимся сохранить, так что я хочу спросить: в Японии, в Израиле, В России и т.д., где люди выросли в другой социо-культурной среде, которых не заботит борьба за свободу черных, ритуальная сторона капоэйры, многие другие части нашей культуры… как вы думаете это отразится на капоэйре; повлияет ли факт проживания в другой культурной среде на развитие капоэйры? Как капоэйра адаптирует себя к другим культурам, которые не прошли через рабство, восстание, через “capitao do mato”…? Mestre Suassuna: Да, это серьезная проблема для капоэриста. Мы должны приложить усилие, чтобы все эти люди, прежде всего, адаптировали себя к нашей культуре, к капоэйре как таковой. Конечно мы будем учить их ударам, движениям, но мы также принесем и «культурный набор» - историю, ритуалы, музыку, типы игры. Все это должно быть передано вместе, чтобы они могли впитать это в свой путь, так, как они видят возможным. Mestre Dal: Потому, что недавно проходил семинар в Токио, и местре Gladson, который был среди приглашенных, рассказал нам, что во время роды, пока пел местре, один из учеников выскочил прямо в центр роды, прервав местре, не оказав минимального уважения к ритуалу. Местре Gladson спросил его, и вот что он получил в ответ: «Здесь у нас всего этого нет, нам, собственно, и беримбау не нужен, это же Япония, зачем нам ваша культура…» Mestre Suassuna: Нет, это уже не капоэйра. У нас есть песня, в которой поется : Pe pro ar, pe pro ar; vou jogar capoeira, pe pro ar [ногой в воздух, ногой в воздух, я буду играть капойэру, ногой в воздух]. Там они просто размахивают ногами, не играя капоэйру. Этот ученик ничего не знает о капоэйра. Вот по чему я говорю, что день ото дня учусь у местре Joao Grande. Когда в наши дни его приглашают на семинар, он говорит: «Не, я не поеду, учите чему хотите – я не сдвинусь с места, пока в не заплатите мне как минимум $1000. Послушайте, если вы думаете, что это ваше культурное право, играйте капоэйру, какую вам угодно, прыгайте сальто туда-сюда…» Когда я был молод, я слушал рок на максимальной громкости, но теперь нет; я ненавижу шум! Но я не могу указывать, что слушать подросткам… это просто этап, через который они должны пройти. Когда они действительно захотят капоэйры, они ее получат. мой совместный перевод с herborista