интервью с местре Suassuna часть 3/3


Raízes da capoeira     интервью, Suassuna, Angola, Regional, Miudinho, Cordao de ouro

интервью с местре Suassuna часть 3/3

начало, продолжение, окончание

Mestre Dal: Там же в Токио, на лекции был представлен фильм о Якудзе, японской мафии, где используется капоэйра и капоэристы (они приходят на занятия капоэристов), чтобы создавать новые банды – там представлена маргинальная сторона капоэйры.

Mestre Suassuna: Как я уже говорил, капоэйра многообразна; также и в своей маргинальной стороне… и что FICA, где ее участие?*

*FICA, упоминающаяся здесь, - это Международная Федерация Капоэйры, существующая для объединения и организации капоэйры. Не путать с Fundacao Internacional de Capoeira Angola (Международный Фонд Капоэйры Ангола).

Mestre Esdras Filho: Как по мне FICA здесь бесполезна. Карате, Кунг-Фу, Айкидо также используются японской мафией. FICA здесь не при чем. Mestre Suassuna: Как раз при чем. Почему они не остановили просмотр? Запретили фильм! Mestre Esdras Filho: Да? А как насчет свободы самовыражения парня, что снял это фильм? Это другая область, совершенно разные вещи. Mestre Suassuna: Но здесь есть и следствие: капоэйра не обязана быть причастна к формированию Единой Церкви. Нет, друг мой, капоэйра была плохой, она плоха, она воюет, борется со всех сторон, она соревновательна; но в тоже время это игра, аше, культура, игрушка, спорт, все, что угодно, и это malandragem. И где тут FICA? Вот кое-что интересное: в Соединенных Штатах ты можешь выучить более двух сотен различных боевых искусств. Если хочешь, один парень может схватить другого и завязать в узел, но это не то, чего хотят американцы. Они хотят капоэйру; они хотят игры капоэйры, манджингу, настолько, что капоэйра там очень сильна. Там есть и Jelon, и Boneco, и другие, кто приехал туда в начале, но кто сильнейший? Joao Grande! Даже несмотря на свой возраст. Терь вы должны понять, что капоэйра это и танец, и игра и бой, она и для мира, и для войны, это и культура, и музыка и много чего еще; если тебе хочется использовать ее чтобы драться, вперед. Mestre Esdras Filho: Нет, но это уже будет не капоэйра! Mestre Dal: Так и есть, согласен! Едины ценности, культуры различны. Если нет, можно пойти заниматься любым единоборством и заниматься одним и тем же. Mestre Suassuna: Вот, что происходит с нынешней молодежью, они прыгают, скачут, делают множество акробатических элементов. Прыгают тут и там, но когда приходит время оценить их капоэйру от одного до десяти, ты ставишь им всего лишь три. Потому, что парень не играет капоэйру, это, черт возьми, непорядок… Mestre Esdras Filho: Сегодня уже больше нет ни Анголы не Режионала. Mestre Suassuna: Нет, сын мой, как раз есть! Mestre Esdras Filho: Нет, я так не считаю. Некому больше беречь Капоэйру Режионал. Не Gato, ни Acordeon, ни Itapoan. Mestre Suassuna: Нет, но как по мне, тут как говорил Joao Pequeno: «Капоэйра всего одна. Их не может быть две». Mestre Esdras Filho: Так что же существует сейчас? Это современная капоэйра, которая больше чем Ангола или Режионал. Есть люди, что занимаются Анголой, чтобы сохранить ее знания, есть люди делающие то же для Режионала; однако, когда ты выходишь в роду, чтобы играть капоэйру, это уже больше не Ангола , ни Режионал, это что-то другое. Никто не знает что именно. Оно осовременено, актуализировано, я не знаю даже… Mestre Dal: Оно скрещено… Mestre Esdras Filho: Так сильно, что у капоэйры больше нет школкак раньше, одной Бимбы и одной Паштиньи. Mestre Suassuna: Нет, нет, но они есть! Вы не путешествуете так много, как я, и вы не е видите, не участвуете в развитии капоэйры! Я говорю: Давайте путешествовать, давайте взглянем на капоэйру в Santo Amaro. Там есть капоэйра Ангола, там есть капоэйра Режионал, там в Santo Amaro da Purificacao и других местах. Mestre Esdras Filho: Ноя спрашиваю, кто играет капоэйру Ангола сегодня, здесь? Mestre Suassuna: Здесь? Никто. Что я хочу сказать, так это то, что капоэйру не измерить песнями, прыжками и тому подобным. Она измеряется способностью игрока удерживать игру в заданном ритме, и знать, как дать верный ответ. Знать, петь ли Анголу или Режионал. Если он прибегает к приемам из фри-файта, когда рода становится жесткой, то это уже не капоэйра. Это уже не капоэйра потому, что он позволил себя разозлить своему оппоненту. Капоэрист коварен, он как кобра, он устраивает ловушку, а не ходит по улицам, задирая прохожих. Если кто-то собирается схватить меня, и я ничего не умею, он меня схватит. Но если я знаю джиу-джитсу, я сломаю ему шею и убью. Капоэрист не будет никого хватать. Капоэйра – искусство избегать захватов, искусство слабого против сильного; это кобра, бросок кобры. Вот смотрите, почему местре Bimba учил галопанче. Потому, что этот удар наиболее раздражает оппонента. Ударь его, дождись, пока он не будет окончательно взбешен, чтобы попытаться схватить тебя, и тогда бей на поражение. Человек, что прибегает к захватам, не капоэрист. Если ты ударишь капоэриста по лицу, он сдержится и продолжит делать жингу; потому, что если я ударю тебя, то потом, спрятав нож, дождусь, пока ты в ярости не накинешься на меня, и порежу. В прежние времена так все и было. Сегодня ты бьешь, парня охватывает бешенство и он хватает тебя, он хватает, ты хватаешь, ты полностью обездвижен, так оно и остается… Mestre Dal: Хорошо, но вот сегодня вы говорите со своими учениками, осуждая все это хватательство, и кто-нибудь говорит: «Постойте, но не то же ли самое сделал в 1930 местре Bimba, создав единоборство, отличающееся от традиционной капоэйры, привнеся нововведения. Почему он смог, а джиу-джитсу, нет?» Astronauta: Ага, эту идею пропагандирует группа Topazio и местре Dinho. Mestre Dal: Местре Bimba, создал что-то новое, смешивая элементы из савата, бокса, дзю-до, и батуке. Сегодня они добавили захваты, почему бы и нет? Mestre Suassuna: Dinho. Я, к примеру, пожал ему руку, когда он не стал называть свою борьбу капоэйрой, а назвал капо-джитсу; он знал, что смешивает капоэйру и джиу-джитсу. Он знал это, в отличие от кучки идиотов, считающих, что все еще играют капоэйру. Это капо-джитсу, совершенно другой стиль. Вам следует послушать Деканиу на этот счет, когда он цитирует слова Бимбы: «Глуп тот капоэрист, что позволил схватить себя, еще глупее тот, кто хватает». Сегодня капоэрист глуп, чудовищно глуп: он прибывает на место и видит здорового парня, и он, который гораздо меньше, хочет с ним драться, только потому, что его местре сказал ему быть храбрым, быть чемпионом, и что он должен пойти и отделать того здорового парня. Но это заблуждение; верным решением будет уйти, исчезнуть, сказав: «Я здесь не причем, мне пора» и т.д. Здоровяк хочет драться, ты говоришь, нет, это не мое дело, что за дела, отвали, до тех пор пока перень не потеряет бдительность, опускает руки и показывает свою незащищенность. Когда он уже убежден, что ты не собираешься драться, тогда… БАМ, ты наносишь роковой удар. Капоэрист собирает манатки, говорит пока, обнимает на прощание, в общем мне пора, увидимся завтра. Вот это капоэрист: коварный, вероломный, опасный. Парень, я видел капоэриста, которого спровоцировали, вызвали на бой, который уговорил, убедил парня, что не хочет с ним драться, и даже готов купить тому пива. И вот, пока парень пил, БАМ, он разбил кружку о его лицо и поспешил скрыться. Это и есть malandragem капоэйры. Camara Cascudo говаривал, что каждый бразилец - капоэрист, каждый бразилец обладает malandragem. Но сегодня все стали слишком глупы. Mestre Dal: Но вопрос остается открытым: почему местре Бимба мог привносить модификации в капоэйру, а джиу-джитсу не может? Mestre Suassuna: Потому, что нельзя искажать принципы искусства. Капоэйра никогда не была и не будет искусство обездвиживания. Местре Бимба обновил, привнес новое, но не превратил капоэйру в искусство захватов. Это противоречит духу, сущности капоэйры. Mestre Dal: Хорошо, мы это знаем, но новичок, новый ученик, который не знает, он хочет участвовать в Олимпийских Играх, и тому подобном. Это очень важные вопросы для будущего развития капоэйры. Mestre Suassuna: Именно поэтому я так много борюсь против Конфедерации, потому, что она должна заниматься раскрытием и очищением граней капоэриста. Да, в капоэйре есть соревновательный аспект, ведущий к Олимпуйским Играм, есть шоу, представление; но потом, есть и сама капоэйра, игра, в своей истиной форме…. Беседа продолжалась дотемна, с огромным количеством жестов, ведь когда капоэристы собираются говорить о своем искусстве, своей страсти, они не хотят останавливаться, и никто не может этим управлять. мой совместный перевод с herborista