Ку­бин­ская род­ня ка­по­эй­ры


Статьи     румба, гуагуанко, Куба, игра, танец, капоэйра, Guaguanco

Ку­бин­ская род­ня ка­по­эй­ры

Ко­гда-то, уже по­ряд­ком дав­но, мест­ре Шу­шо рас­ска­зы­вал про ин­те­рес­ный ри­ту­ал в аф­ро-ку­бин­ской тра­ди­ции — од­ну из раз­но­вид­но­стей рум­бы — гу­а­гу­ан­ко (guaguanco). Он на­звал этот та­нец род­ствен­ни­ком ка­по­эй­ры (бра­том или сест­рой, не пом­ню), мол они идут от од­но­го об­ще­го кор­ня — кон­го­лез­ско­го брач­но­го ри­ту­а­ла (точ­нее од­но­го из тан­цев это­го ри­ту­а­ла). Хо­тя точ­ные ссыл­ки най­ти тя­же­ло (ес­ли во­об­ще воз­мож­но), до­сто­вер­но, что ос­нов­ная идея это­го тан­ца за­ве­зе­на на Ку­бу на­ро­дом Бан­ту.

Для справ­ки: Бан­ту — это очень боль­шая груп­па аф­ри­кан­ских на­род­но­стей, в нее вхо­дит бо­лее 400 пле­мен раз­бро­сан­ных по всей тер­ри­то­рии Аф­ри­ки, тем не ме­нее все они име­ют схо­жие язык и тра­ди­ции. К этим 400 пле­мен, вхо­дя­щих в со­став Бан­ту, от­но­сит­ся и на­род­ность Кон­го с «нго­ло-ен­го­ло» и про­чи­ми прак­ти­ка­ми, пред­ка­ми ка­по­эй­ры.

Имен­но от Бан­ту, от на­род­но­сти Кон­го и бе­рут свои кор­ни дво­их: ка­по­эй­ра и гуа­гаун­ко.

Ин­те­рес­но, что гу­а­гу­ан­ко — это не про­сто та­нец-ри­ту­ал, это иг­ра, в ко­то­рой обыг­ры­ва­ют­ся от­но­ше­ния меж­ду муж­чи­ной (изоб­ра­жа­ю­ще­го пе­ту­ха) и жен­щи­ной (изоб­ра­жа­ю­щей ку­ри­цу). Дви­же­ния, есте­ствен­но, весь­ма спе­ци­фи­че­ские. Жен­щи­на со­блаз­ня­ет, за­иг­ры­ва­ет с муж­чи­ной, в то же вре­мя от­го­ра­жи­ва­ясь от него. А муж­чи­на пы­та­ет­ся за­стать её врас­плох с по­мо­щью спе­ци­аль­но­го дви­же­ния „ва­ку­нао“ (vacunao): это жест, ко­то­рым парт­нёр ими­ти­ру­ет при­кос­но­ве­ние к по­ло­вым ор­га­нам жен­щи­ны дви­же­ни­ем ру­ки, но­ги, та­за или плат­ком, как бы сим­во­ли­зи­руя лю­бов­ную связь — и ес­ли ему это уда­ет­ся, то муж­чи­на мо­жет же­нить­ся на ней. Жен­щи­на же пы­та­ет­ся за­щи­тить се­бя, за­кры­ва­ясь юб­кой или от­го­ра­жи­ва­ясь ру­кой: обыч­но пат­нёр­ша од­ной ру­кой при­кры­ва­ет ата­ку­е­мую зо­ну, вто­рую от­во­дит вверх или в сто­ро­ну, ино­гда про­во­дит­ся иг­ра юб­кой, под­чер­ки­ва­ю­щая, неуда­чу парт­не­ра.

Это очень за­ни­ма­тель­ный, осо­бен­ный для ка­по­эй­ри­стов, та­нец! Да, он от­но­сит­ся к «со­вер­шен­но» дру­гой тра­ди­ции — он раз­ви­вал­ся на Ку­бе в те­че­ние по­чти 2х сто­ле­тий, — но, хо­чу об­ра­тить вни­ма­ние на неко­то­рые его осо­бен­но­сти:

  1. Это та­нец-иг­ра. Та­кое со­че­та­ние встре­ча­ет­ся ред­ко, да­же у аф­ри­кан­цев.
  2. Важ­ность хит­ро­сти, лов­ко­сти, эс­те­ти­че­ской кра­со­ты дви­же­ний (шоу) и сле­до­ва­ния рит­му. …malicia e manha, maginga e malandragem, jogo de corpo e floreios, ritmo e boa acao em palavras de capoeira… Про­сто без ком­мен­та­ри­ев.
  3. Дви­же­ния тан­цо­ра ими­ти­ру­ют дви­же­ния «пе­ту­ха-ку­ри­цы». Сто­ит ли на­по­ми­нать о пор­ту­галь­ских кор­нях сло­ва «capoeira»? Или рас­ска­зы­вать о ди­на­ми­ке дви­же­ний ка­по­эй­ры?

Пе­ре­чис­лен­ные осо­бен­но­сти род­нят гу­а­гу­ан­ко с ка­по­эй­рой го­раз­до луч­ше, неже­ли об­щие кор­ни, за­сох­шие на чер­ном кон­ти­нен­те.

Ду­май­те, а я по­шел спать.