Mestre Pinóquio «Потерянное звено цепи» Часть 1


Статьи     Capoeira, перспективы

Mestre Pinóquio «Потерянное звено цепи» Часть 1

Некоторое время назад, в один из детских домов Флорианополиса приехал некий капоэйрист. У него не было письменных проектов, определенного стиля, без всяких Статусов , чинов и званий. Он принёс с собой только беримбау, очень красивый позолоченный добрау и Дух… Я прекрасно это помню! Он больше чем просто учил нас физической Капоэйре. Он обращался с нами, как со своими детьми, уважал нас. Он был единственным, кто давал нам действительно необходимые уроки. Действительно, мы звали его Мастером и он был им для нас.

У меня была прекрасная возможность прикоснуться к этому! И он многому меня научил. Он дал мне базу основу для моих дальнейших исканий, основу для обретения личного характера. К тому же, бессознательно он передал мне свой дух и своё дело. Мы были просто группой обездоленных детей в одном из детских домов. Но, я чувствовал, что все мы были важны. И в группе был авторитет у нашего учителя, но не было авторитаризма и самовластия. Группа существовала в зависимости от людей, но не наоборот.

Но спустя несколько лет, всё изменилось. Мы уже не были столь важны. Тренировки становились всё более авторитарны. Стали появляться проекты, правила, стили, уставы, внутренние положения… Даже не посоветовавшись ни с кем из нас, Мастер сделал свой выбор. Радикально изменил свою форму преподавания, потеряв при этом свою уникальность, и убив дух. В этом новом ключе не было места для вопросов и споров.

(...) Капоэйра становится чем-то чужим и далёким, где мы учим методики и заранее предопределенные секвенции. Радикально изменилась цель всей этой работы, больше не куются из нас свободные воины, мыслители, путешественники, музыканты, сопротивленцы, а просто солдаты. Организация стала более важной, чем люди. Она стала фирмой, причем с проектами глобального расширения. Преподаватели выпускаются днём и ночью, с церемониями крещения, предоставляются высокие градации юным, преждевременно появившимся профессорам без минимального содержания. Делаются некрасивые вещи в жизни людей, и что хуже всего, при этом используется имя Капоэйры. Ведь Капоэйра это искусство социальное, её целью является взаимодействие и общение людей, в независимости от степеней, градаций и групп. Для того чтобы обмениваться опытом, отдавать то, чего у тебя в избытке и восполнять собственные пробелы. А в этом новом течении, все остальные группы, которые не в составе, воспринимаются врагами. Развивается и поощряется культурная и физическая война против предполагаемых соперников и врагов, раздувался ряд беспричинных и беспочвенных ссор. Получалось что эта война развязывалась теперь уже с реальными врагами. Для этого “солдаты” должны быть более подготовлены физически, именно физически, поэтому в капоэйру стали вливаться бойцы из других боевых искусств. Совершенно стали исчезать характеристики игры в роде Капоэйры и культурные цели в жизни. Теперь подлость заменяет хитрость, грубость заменяет элегантность и искусство, шум и крик заменяет пение, цирковое шоу заменяет игру, а массификация заменяет свет здравого ума. Настоящее убийство культуры, это тотальное неуважение к нашим старым мастерам, которые много боролись, и только поэтому эта сила дошла до нас. Это тропинка, с которой трудно сойти, потому что это новое течение – верная репродукция социальной системы рабства. (...) Мы должны понять, что рабство не окончилось, все мы являемся рабами (анти)социальной системы, которая начала складываться со вторжением португальцев на территорию Бразилии 500 лет назад. Социальная система Бразилии – рабская, можно дать ей какое угодно название. Между тем, это современное рабство. Мы должны понимать, что являемся своеобразной смесью белых с неграми, мы наследственные рабы, что прибыли сюда в трюмах кораблей работорговцев. Время не берёт себе выходных, всё движется вперёд. Мы больше не находимся в трюмах работорговческих кораблей, но зато мы теперь мы находимся в тюремных подвалах общества. Современные олигархи, наследственно являются теми самыми работорговцами, владельцами кораблей, а сейчас они хозяева всего, а мы – современные рабы, как были рабами наши предки в прошлом. Хозяева плантаций теперь здесь, но теперь они в галстуках, сменили кнуты на ручки, одаривают нас фальшивыми улыбками и фальшивыми обещаниями. Рабские бараки стали фавелами и резервациями. Плантации сахарного тростника и кофе прошлого стали фабриками и заводами. А оковы и цепи стали нашими невежеством и незнанием. В то время, как дети хозяев ездят в университеты и готовят себя к тому, чтобы прийти на смену родителям, наши дети станут теми, кто непосредственно будет «таскать» их на своём горбу, и так далее, до бесконечности. Капоэйра возникла из-за необходимости быть достойными и иметь достоинство, она стала следствием всех этих подлостей, всех существующих неравенств. Этот Дух, который зовется Капоэйрой, возник неизвестно откуда, но зато точно известно почему. Сегодня Капоэйра превращается в инструмент власти, при поддержке самих капоэйристов, которые по незнанию или по расчёту подчиняются и включаются в систему. Нынешней модой в Капоэйре является наличие сертификата преподавателя физподготовки для того чтобы «узаконить» преподавание капоэйры, как будто бы Капоэйра нуждается только в физической подготовке учеников. Школа Капоэйры выражается в динамике, каждодневно, на улице, в каждой игре, в каждой подсечке, в каждом путешествии, в каждом звуке беримбау… Мастер только подтверждает это примерами, и наставлениями, готовя ученика к игре/жизни! Только после многих лет опыта капоэйрист превращается в Мастера. И мы не можем путать Капоэйру с физическим воспитанием, всё имеет свою значимость и свои цели. Капоэйра – это гораздо большее, чем физическая активность, она одновременно связана с человеческой политикой, классовой борьбой и битвой за устранение социальных неравенств. Просто невероятно и очень грустно знать, что те индивидуумы, которые наиболее причастны к упрощению, утрате капоэйрой многих своих качеств, являются теми самыми людьми, кто, имея доступ к академическому образованию, сравнивают Капоэйру с простой физической активностью. Факт обладания академическим статусом, даёт им уверенность в том, что они стали специалистами и могут делать что угодно с культурой народа, несмотря ни на что и ни на кого, хотя речь идёт о двух совершенно разных вещах. Многие из этих мастеров должны были бы, на самом деле, дать себе самим возможность научиться Капоэйре, записавшись в какую-нибудь академию. И надо бы им сходить на уличную роду… а не «Роду на улице», устраиваемую ими же самими. Возможно так, многие из них престали бы использовать свой статус преподавателя физкультуры, как маскировку своей некомпетентности, как преподавателей Капоэйры. Капоэйра...??? Мы капоэйристы, неужели действительно знаем сами что-то о капоэйре? Мы так часто говорим, что капоэйра это наша жизненная философия – а что за философия? Разве мы сами не заблудились в своих мыслях о жизни, и за этого незнания не вносим каждый раз свой вклад в полную потерю реальных ценностей и целей? Не потеряли ли мы какую-то цель, более благородную чем просто выражение наших индивидуальных возможностей, занятия спортом и заработок на этом? И не используем ли роды капоэйры для того, чтобы переложить на других печали и возмущения? Неужели товарищ, который учавствует вместе со всеми в одной роде, в нищете – он наш настоящий враг? Неужели он не такая же жертва, как и все мы? Мы должны определить наших реальных, а не кажущихся врагов. Всё это невежество, это ошибка, приведшая к тому, что сегодня мы не знаем всей глубины капоэйры, как раньше, так и сейчас это намеренные действия наших реальных врагов, который являются могущественными хозяевами всего, а мы теряем это звено казалось бы чисто физической капоэйры, как культурного сопротивления рабов. Это как слушать песни на языке, которого не знаешь, ты двигаешься, балансируешь телом туда и сюда, но реальное послание, вложенное в эту музыку, уходит в пустоту. Это же очевидно, если мы не понимаем языка, тогда эта музыка не доносит до нас, то, что должна была, и мы зависаем в этом движении безо всякого понимания смысла, как марионетки. Это именно то, что мы делаем сами сегодня в капоэйре. Мы ограничиваемся только физическими движениям, тело без жизни разлагается, тело дано нам для того, чтобы жить. Жизнь капоэйриста – это без сомнения борьба за лучшее качество жизни притеснённых, всего «рабочего класса». Без этой цели, нет и жизни, нет того, за что бороться. Всё физическое выражение, движения, песня, беримбау, malandragem, игра, должны быть сознательной материализацией того, что нас тревожит, трансформированной и выраженной в протест. Именно так и поступали капоэйристы прошлого, они не собирались только для того, чтобы обмениваться пинками друг с другом, а совсем наоборот, удары были направлены на реального врага. Капоэйра была синдикатом, линией фронта всего класса, отстаивающего свои права посредством бунта, мятежа, который доставлял много хлопот управителям. К сожалению, модель, совсем не похожая на это, а описанная выше, выбрана большинством мастеров для управления своими группами или даже мегагруппами. Подавляющее большинство из них диктует свою волю и правит железной рукой, забывая об исторически значимых, неотъемлемых частях Капоэйры... Mestre Pinóquio Mestre Pinóquio «Потерянное звено цепи» часть 2 напечатана в журнале "CENTRAL CATARINENSE DE CAPOEIRA" Fundada em 29 de julho de 1998 CAÁ-PUÊRA EDIÇÃO ESPECIAL: O ELO PERDIDO – PARTE 1 POR MESTRE PINÓQUIO MARÇO DE 2007