Почему мы поем Paraná ê?


Культура и музыка     песня, история, Parana e

Почему мы поем Paraná ê?

Много из философии и истории капоэйры записано между строк ее песен, не говоря уже о том, что часть этой истории непосредственно связана с Бразилией и ее историческим наследием. Вот почему чрезвычайно важно интересоваться смыслом песен, изучать их. Ведь их главной целью всегда было передать некое сообщение, на которое последует отзыв – сразу же или через какое-то время.

Мы немного поговорим об историческом содержании одной из самых известных капоэйристских песен: Parana ê. Она отсылает нас ко временам войны в Парагвае. Но что это была за война?

Она началась в 1865 году и продолжалась пять лет. В то время Парагвай был единственной страной на территории Латинской Америки, которая могла считаться независимой и находилась в активном индустриальном развитии, имела оружейные заводы. Бесплодные земли превратились в государственные плантации, которые обеспечивали работой и заработком все население. Воспрепятствовать развитию Парагвая – вот что стало непростой задачей для Англии, ведь Парагвай стал серьезным конкурентом в производстве. Бразилия и Аргентина со своей стороны были заинтересованы в том, чтобы занять земли Парагвая. 24 ноября 1864 года появилась та искра, которая разожгла войну. Президент Парагвая Solano López разорвал связи с Бразилией, захватил бразильское судно Marques de Olinda и вторгся на граничащую с Парагваем территорию Мату Гроссу. В конечном итоге, после всех битв парагвайцы понесли тяжелейшие потери. 75% населения погибли, из 800,000 жителей в живых остались лишь 194,000. В результате Англия вновь вернулась на свои позиции в экономике, а Бразилия с Аргентиной получили-таки 140,000 км вожделенной земли. А что же рабы? Как они оказались вмешаны в эту войну? Белые люди, понятное дело, не очень-то хотели оказаться в самом пекле военных действий. Поэтому они создали закон, который обещал свободу черным людям, которые примут участие в войне и вернутся. Хитрые белые люди одного не могли предвидеть: большинство рабов, ушедших на войну… действительно вернулись! У этих рабов было преимущество в битве благодаря капоэйре, потому как в то время борьба шла не столько с помощью оружия, сколько в рукопашную. Возвращаясь назад по берегам реки Paraná, теперь уже бывшие рабы пели:
Vou dizer à minha mulher, Paraná Capoeira que venceu, Paraná... [Venceu a guerra] Paraná ê, Paraná ê, Paraná. Ela quis bater pé firme, Paraná [Ela = a guerra] Isso não aconteceu, Paraná...
Я скажу моей жене, Paraná Что капоэйра победила (в войне), Paraná Paraná ê, Paraná ê, Paraná. Она (война) хотела придавить нас, Paraná Но этого не произошло, Paraná
Хотя для Парагвая эта война обернулась трагедией, для бразильских рабов она стала важнейшей вехой в истории. Именно поэтому память о ней пронесена через века и страны в ладаиньях и корридосах. Из книги Manuel de Querino’s «Bahia of the Old Days» (1916) Во время войны с Парагваем правительство активно использовало капоэйристов – многие вызвались сами, но многих и принудили. Достижения этих защитников страны особенно пригодились на боле боя, особенно в штыковых атаках. Доказательством этому была изумительная работа с оружием, которую демонстрировал отряд «Zuavos Bahianos» («Зуавы-баиянцы») во время захвата форта Curuzú, где его бойцы сбросили парагвайцев с их позиций и отважно водрузили на вершину национальный флаг. Cezario Alvaro da Costa, капризный и добропорядочный малый, был не профессионалом, но большим любителем капоэйры. Он прошел от Баийи на юг, в качестве капрала в эскадроне седьмого батальона. Уже в первых стычках с врагом он отличился, и о нем стало известно среди командиров. Понемногу он стал расти по званию, пока не достиг очень высокого ранга. Однажды, после битвы, Cezario da Costa столкнулся с еще двумя парагвайцами, завязалась горячая схватка. В итоге с помощью искусного фехтования ему удалось победить своих противников. Этот случай вкупе с предыдущими проявлениями отваги принес ему продвижение по военной карьерной лестнице и особые награды и почести. Он исчез, будучи капитаном, в Bage, Rio Grande do Sul. Antonio Francisco de Mello, урожденный Пернамбуко, присоединился к военной кампании в качестве первого кадета ассистента сержанта в девятом батальоне. Он был не просто любителем капоэйры, кроме того, он демонстрировал явную тенденцию к «профессиональному» бесстрашию. Это, конечно, повредило ему, откладывая его повышение, несмотря на всю его опытность, натренированность и важность для войска. Мнения, которые начальство записывало в особую книгу, где хранились записи о поведении младших офицеров, говорили не в его пользу. Кадет Mello носил широкие свободные штаны, кричащую шляпу с лентами и вел себя в той двусмысленной, непонятной манере, которая присуща тем, кто понимает в mandinga. Francisco de Mello относился к тому контингенту команды военного корабля Parnaíba (отличившегося в знаменитой битве при Riachuelo) о котором капитан корабля говорил:
«Бойцы девятого батальона вели себя именно так, как и должны вести себя бразильские солдаты. Их энтузиазм, доблесть и отвага в рукопашном бою выше всяких похвал».
После этой битвы кадет Mello получил, наконец, заслуженные награды. Он участвовал в военной кампании до 1869 года, после чего вернулся в Рио-де-Жанейро, где присоединился к пятому батальону. Он держал при себе часы даже ночью и делал смотр каждый час. Тот, кто отсутствовал во время проверки, на следующий день маршировал в течение двух часов. Он был единственный из командования, кто мог отдать под стражу строптивого солдата в день выплаты жалованья. Его повысили до капитана. Он пропал где-то в одном из северных штатов. Я привел два примера того, что капоэйра может пригодиться в некоторых случаях. Авторы Formada Ana Marley & Manuel de Querino Перевод на английский Shayna McHugh Источник: Capoeira Santista Capoeira-connection.com