Желтый и черный или Черный и желтый.


Новости и отчеты     житие мое, размышлизмы

Желтый и черный или Черный и желтый.

Когда я только начал заниматься, у меня не было формы. Футболка была коричневая, а вместо черных брюк были джинсы. Тр. Има настаивал на том, чтобы я обзавелся формой и я, поскольку уважаю субординацию, закупился желтой футболочкой. Для начала. Сейчас я с недоумением вспоминаю, как мне было удобно заниматься в джинсах. И теперь у меня около десяти желтых футболок. Почти все я получил на семинарах, поэтому каждая связана на котором я с кем-то познакомился и чему-то научился. Может быть лет через 6 ситуация изменится, но пока каждая футболка — коллекционный экземпляр.

Нося желто-черную форму, я чувствую себя частью чего-то большего. Эта общность греет душу. Думаю, многим знакома реакция на желтую футболку в толпе. И приятно знать, что где бы я ни оказался, я буду своим, так и любой гость, автоматически становится «своим», оказываясь здесь у нас.

Форма для меня, это и проявления уважения. Нося желто-черную форму, я проявляю уважение к местре Паштинье, который ввел желтое поло и черные брюки, уважение к академии, в которой я учусь, к моим друзьям, с которыми я тренируюсь.

Кстати, об этом я услышал и в январе в Уфе от местре Лаэрсио. Он говорил, что наша форма – это наша особенность. По ней нас узнают, куда бы мы ни пришли и по ней мы получаем поддержку от мастеров прошлого.

Желтый и черный — цвета, которые выбрал местре Паштинья. Это были цвета его любимой футбольной команды, но, как сказал местре Кобра Манса, это уже давно стало цветосочетанием, отличающим анголейро. Мы носим форму, которая нравилась местре Паштинье. И это одна из форм, с помощью которых я могу молча выразить свое уважение к традициям.

Насколько мне известно, обувь была принята в академии местре Паштиньи, как символ того, что это академия, как альтернатива уличной капоэйре (равно как и металлический добрау, которым капоэйрист дорожит, ведь «свой добрау, особенно если он хороший, как девушка, — могут увести» (м. Кобра Манса) — альтернатива камешку, который везде можно найти). Поэтому для меня приходить на классы и на роды в обуви — так же дань уважения традициям академии. Да и к тому же, ИМХО, получить касание от оппонента на роде или на тренировке чистым тапком гораздо приятнее, чем пачкающим одежду (или не дай бог, открытые участки головы и тела) грязным тапком, или ногой, вобравшей в себя все тяготы рабочего дня.

Ну и раз уж заговорил я о цветах, не могу обойти вниманием вот какой интересный момент. Сами цвета несут в себе много психологической информации. Желтый — цвет радости, расслабленности, энергии, освобождение от бремени, проблем, беспокойства и ограничений. Черный — цвет агрессии, войны, разрушения, полного отказа, отречения, конца, за которым ничего больше нет. С точки зрения психологии это два диаметрально противоположных цвета. Наиболее светлый и самый темный. И «если черный и желтый встречаются вместе, то это указывает на ту или иную форму экстремального поведения».

По моему мнению, говоря о капоэйре Ангола, пожалуй, невозможно выбрать лучшее сочетание цветов, чем те, что выбрал местре Паштинья. Капоэйра Ангола, это и веселая шутка и смертельная опасность одновременно. Причем интересно, что черный цвет носится «на ногах», которые, по верованиям африканских племен, предназначены для разрушения и наказания, а желтый «на руках», которые предназначены для строительства и созидания.
Такие вот дела...