Mestre Pastinha

Это большая радость для меня иметь возможность опубликовать редкое интервью с местре Паштинья. Оно было сделано Хелиной Антавара (Helina Hantavaära), основательницей музея религиозного синкретизма в Финляндии. В течение долгого время мы жаждали заполучить эту запись. Только благодаря работе Аните и Гарриет мы сделали это. Я бы хотел поблагодарить от всех капоэйристов этих двух людей и Хелину, которая скончалась на прошлой неделе. Так же я хотел бы поблагодарить журнал Agogo, которое самыми первыми заполучило это интервью и готово полностью его опубликовать. В конце мои благодарности Нестору Капоэйра, который записал это интервью и написал небольшое предисловие.
Клаудио Самара, Амстердам 5/3/’98

Это интервью было сделано с местре Паштинья в 1964 году, когда его еще не задела слепота и когда он еще иногда мог играть, и руководил своей школой Largo do Pelourinho в Сальвадоре, Баия. Паштинье было тогда 75 лет. А интервьюер стала одним из людей, что нашли свое отражение в книгах Жоржи Амаду. В начале записи, говоря с ярким иностранным акцентом, она сказала: «… и Ваша школа (Паштиньи) основана на настоящей любви». И в этой записи, сделанной в самой школе, можно услышать на заднем фоне песни и звуки беримбау. В конце записи интервьюер говорит:«У меня часовые аудио записи местре Гату, местре Валдемар, Траира и Камафеу. Я была в Агуа дос Менинус, когда сгорел старый Меркаду Моделу». Два года спустя, в 66ом на первом интернациональном фестивале черного искусства в Дакаре, Африка, она снова повстречала местре Паштиньу, Олга ди Алекету, Пьерра Веле и др. Свободно разговаривая на португальском, она все равно делала много ошибок. Мы решили их сохранить, чтобы придерживаться той аудиозаписи. Но конечно что-то будет утрачено в переводах на другой язык. Нестор Капоэйра. Расскажите мне пожалуйста в каком году Вы начали заниматься капоэйрой С 1910 И в каком году Вы начали эту капоэйру( она имеет ввиду школу)? В 1941. Не могли бы Вы мне рассказать, что такое капоэйра. Я уже немного знакома, но все же расскажите чуть-чуть. Объяснение капоэйры… Да? Хотите что-то о происхождении? Да, об истоках. Происхождение африканское. (Интервьюер говорит что то непонятное) Да это так… И где Вы изучали ее? Здесь в Баия Вы были маленьким? Мне было 10 лет. Кто Вас учил? Африканец. Как его звали? Его имя было Бенедиту. Он был из Анголы? Из Анголы, да. Говорят, что капоэйра была борьбой. Но в нынешние дни капоэйра как борьба запрещена. Нет, она не запрещена как борьба, нет. Нет это внутри человека. Если кто-то встречает своего противника, то капоэйра становиться борьбой. Но когда мы веселы, тогда это танец. А Ваша школа, здесь на Пелоуриньу, как долго она существует? На Пелоуриньу? С 1952. Поведайте мне что нибудь, что нибудь из своей жизни как капоэйриста. Вы были в Риу, Сау Паулу? Риу, Сау Паулу, Бразилиа, Порту Алегри. Были ли Вы за границей? Нет, нет еще. Я мог бы поехать в Аргентину, но я потерял тот шанс. Я был тогда приглашен в Аргентину, но я не поехал. Я выбрал Сау Паулу, и не поехал в Аргентину. А мальчишки… когда лучше начать заниматься капоэйрой? В каком году? В каком возрасте? Нет, ты изучаешь в любом возрасте. В любом. Ты можешь заниматься в любом возрасте. Здешние мальчишки по большей части, работают. Они… Да. Они рабочие, студенты. Много всего. Получается капоэйра это хобби? Да, именно. И они приходят сюда в свободное время? Да это так. Так капоэйра приносит Вам деньги? Нет. Но что Вы делаете? Что Вас спонсирует? Эту школу? Да. Какие изменения претерпела капоэйра сквозь лета? Как выглядела капоэйра в начале? В начале? Была ли она такой же или другой? Такой же была. Ничего не изменилось. Вы должны быть внимательны как люди выверяют друг друга, как настраиваются друг на друга. Если все веселы и позитивны, тогда и игра проходит с большим уважением и техникой. Но если настроения меняются во что-то враждебное, тогда и настроение игры тоже меняется, превращается в драку Да… Да, в радостное время это танец, в случае вражды- вы понимаете как это может быть - она становится ожесточенной. Да, вы сейчас имеете ввиду уличные бои? Нет, нет….нетнетнет. И Вы вели показательные выступления в Боа Виажень, Санта Барбара, в… В Санто Амару, Кашоэйра… …Боа Виажень…. Боа Виажень, Я везде. Куда позовут, туда я иду. Мы готовы, здесь… Да? Мы готовы к любой ситуации, везде. Везде где людям интересна игра, я хочу туда. Но где Вы думаете капоэйра самая подлинная, здесь? Да. Потому что есть еще местре Бимба… что Вы думаете о нем? Ничего сказать не могу. Атмосфера и его стиль другие, и я не могу говорить о другой атмосфере. О той что здесь, я могу рассказать. Да… Ну, это уже другая тема… А касаемо местре Бимбы, я не могу описать его цели. У него есть свои замыслы и цели, о которых рассказать сможет только он. Конечно,конечно. Но верители Вы, что…. Он говорит, что он представляет баиянскую традицию… Да… Вы верите, что он как раз самое баиянское? Да, верю. И традиция та же самая . Я считаю между нами нет разницы. Мастер (Паштинья) представляет больше африканскую, ангольскую традицию… Ангола… Да…. А у него (Бимбы) больше… Да, он представляет другой способ игры под названием режионал. Он назвал это режионал. Но он был анголейру, он изучал Анголу. Он такой же анголейру как и я. Я никогда не заговорю о нем с пренебрежением или надменностью. А такие люди как Валдемар, Каисара… они его ученики? Не могу говорить о ком либо еще, только сам за себя, не за других. Нет, нет, я не спрашивала об этом. Только касаемо африканской традиции. Традиция та же самая. Точная такая же. Ну, у него есть свои интерпретации. Он тренировался с другим местре…. ….тренировался с другим местре… Да, он тренировался с другим учителем; Ничего больше сказать не могу. А планы на будущее? У Вас есть в планах построить что-нибудь, что-нибудь большое? У Вас есть план на будущее? Это решение за капоэйрой. Это тоже самое что развитие человека…. В игре человек может развивать себя. Но человек должен развивать себя через ритм. Он не должен это исключать. Расскажите мне, какой смысл приобретает игра когда люди начинают петь, как приветствие… есть ли в этом всем религиозный смысл? Да есть. Капоэйра пришла из канд…. Ну в самом канбомбле есть религия, как в батуки и в самбе есть своя….. Капоэйра имеет те же самые истоки. Да есть какие то изменения, немного другие. Проявления разные, но происхождение одинаковое. Религия везде одна. Люди говорят что есть противостояние между капоэйрой и кандомбле? Нет, ничего такого нет. Они единое целое? Они связаны. Связаны? Да… Я прочитала в книге, что эта вражда есть. Но по вашим словам там ничего такого? Капоэйра (капоэйрист) на самом деле является фетишистом. Но акцентирует один аспект больше чем другой. Мы часть фетишизма. Мы участвуем в кандомбле. Если бы это было по другому мы бы не ходили в каза ди кандомбле не так ли? Но мы все одного происхождения. (от редакторов Агого: Здесь фетишизм это африканское верование, в котором духи могли проявляться в людях, предметах и природных явлениях. От переводчика на русский: «Фетишизм — религиозное поклонение материальным предметам – фетишам, которым приписываются сверхъестественные свойства. Название происходит от португальского слова feitiço — «волшебство». ) А, одного…. …да… Понятно… Конечно одно имеет разные предпочтения по отношении к другому…. Конечно, конечно…. Одно больше тяготеет к капоэйре, другое к фетишизму, так? Так! И тот журнал что я Вам обещала, я вышлю его Вам из Финляндии, так как к сожалению у меня нет ни одного экземпляра под рукой. Но я могу послать Вам так же из Рио, там еще есть. Могу выслать Вам фотографию. Высылайте, высылайте, чем больше, тем лучше. Тут с собой у меня ничего нет, но в Рио я смогла бы достать… Конец :) источник: здесь


Местре Кобра Манса: Давайте жить капоэйрой!

Очередной дождливый майский день в Амстердаме, мы направляемся домой на трамвае. С нами местре Кобра Манса, который только что провел у нас пару очень вдохновляющих занятий, организованных Тоти 'Angola'. Это первый раз, когда местре Кобринья, хорошо известный и широко уважаемый местре капоэйры Ангола, посещает Нидерланды. В трамвае мы начали разговор об открытом обмене информацией в капоэйре. Местре Кобра Манса рассказывает нам, что он решил открыть свою библиотеку капоэйры в Вашингтоне. "Для распространения знаний, вместо сокрытия архивов от других". В том же ключе он хотел бы, чтобы наше интервью было опубликовано для широкой аудитории. Таким образом, с помощью Рушинолa, мы с радостью воспользовались этой возможностью для разговора.

От ученика до Местре "Мое имя в капоэйре "Кобра Манса". Я всегда был очень худым, гибким и быстрым. Позже, обучаясь капоэйре ангола, я выработал для себя довольно легкую жингу. Люди начали поговаривать: "Эй, да парень впрямь как юркая змея, ошарашивает и жалит!". Так что это стало моим именем в капоэйре. Но потом я перебрался в Сальвадор, где местре Жуау Пекену уже носил то же имя. Тогда он прозвал меня Кобринья и сейчас люди называют меня Кобрa Манса, Кобринья или Кобринья Манса". "Я впервые увидел капоэйру на карнавале в Рио. Мне было тринадцать лет, и она чем-то меня зацепила. В Кайшас, где я жил, я поступил в Академию местре Жизиаса да Сильвы. Так как у меня не было денег, чтобы заплатить за классы, я убирался там целыми днями. Через год я встретил Местре Мораеса, когда он приехал к нам в академию. Помню, как увидев его я подумал: "Да, это капоэйра". Вот как в 1974 году я ооткрыл для себя капоэйру ангола Мораеса". "C самого детства мне приходилось очень много работать, чтобы хоть как-то помогать семье. Я работал на улице, продавая всевозможные вещи и делая акробатику. Я даже участвовал в шоу в цирке. Моя мать не одобряла тот факт, что я занимался капоэйрой, как она думала, это не обеспечит моего будущего. В то время капоэйра была еще очень маргинализирована, и окружена множеством предрассудков. На улице, стоило вам сесть где-нибудь с беримбау, полиция непременно начала бы интересоваться у вас, что вы тут делаете. Тяжелая ситуация, особенно для тринадцатилетнего пацана. Но я все равно продолжал ". "В восьмидесятых, великая революция капоэйры ангола началось с легкой руки GCAP (Grupo Capoeira Angola Pelourinho) Местре Мораеса. Я давал классы вместе с ним, пока местре Жуау Гранди не пришел и местре Мораес не стал его учеником, так что мы стали тренировался с Жуау Гранди. Затем, в 1986 году я стал местре". Влияния "Я думаю, что у всех местре, что мне приходилось знать, были свои отличительные черты. Я встретил многих из них в Рио, когда мне было около пятнадцати. Среди них были местре Дентиньу, Тору, Камиза, Ментринья. Разные мастера, которые не были анголейру, но имели собственную "осанку". Мастер капоэйры ангола, у которого я тоже многому научился тогда, был местре Бананинью. И местре Пейту Пеладу, с его блестящей манерой игры". "В Баии мне посчастливилось встретить многих из старых мастеров: местре Жуау Гранди, местре Жуау Пекену, и особенно местре Вальдемар, с которым мы поддерживали очень тесную связь, плоть до дня его смерти. Кроме того, Каисара, от которого я узнал многое о malandragem(хитрость) только из разговоров с ним, и Канжикинья, с его brincadeira(игривость). В каждом мастере было что-то особенное. В конце концов, вы учитесь у них, и включаете это все в вашу собственную жизненную философию. Я по-прежнему пользуюсь этим. Даже вещи, с которыми я не соглашался, служили мне на пользу: я понимал что не стоит так поступать". Международный Фонд Капоэйра Ангола "Покинув GCAP, я основал в 1995 собственную группу. Я создал ICAF с местре Журандиром и местре Валмиром, когда уже жил в Вашингтоне. У Местре Валмира занималось тогда около ста детей возрастом от четырех лет, я работл с бездомными в Белу-Оризончи. Их самооценка поднималась через капоэйру: некоторые из них больше не являются бездомными, они работают, и теперь хотят платить за классы!". "Философией Фонда является контроль и сохранение традиционных ценностей капоэйры ангола, по линии местре Паштиньи и других мастеров, ратовавших за те же принципы. Я также озабочен вопросом об африканском вкладе в капоэйру. Меня очень расстраивает когда меня или местре Мораеса называют расистами, только из-за того что мы акцентируем внимание на капоэйре анголе, как на культурном проявлении африканской народности. Его вклад в капоэйру, должнен уважаться и чтиться. Иногда это забывается, например, мастерами которые учат за границей, и стараются не обидеть студентов из других этнических групп. Некоторые люди в этом плане чувствуют себя очень наловко. Но факт африканского происхождения капоэйры не может быть отринут, только чтобы успокоить людей других этнических групп. Они должны приспосабливаться к культурным реалиям капоэйры. И если вы уважаете их, они будут уважать вас". Обучение капоэйре "Идея, что люди за пределами Бразилии не имеют своего ритма(swing) или molejo является обычным предрассудком. Люди просто обзаводятся им. Это часть Бразилськой культуры, привычка использовать наше тело в чуть более "музыкальном" ключе. Но если бразилец работает весь день за столом, для него будет не менее трудно освоить molejo. Так что это вопрос не национальный, а скорее культурный. В общем, люди извне преуспевают в капоэйре, просто у них уходит больше времени, чтобы научиться малисии и маландражем. Для всех, кто учится за пределами Бразилии капоэйре очень важно обрести эту связь и самоидентификацию с ее культурой. В противном случае вы можете стать хорошим капоэристом, но будете оставаться какбы плавающим в воздухе. Все, что ваш местре говорит вам здесь, обретет куда больше смысла в Бразилии. Так что Бразилия, это как Мекка: вы должны припасть к источнику, по крайней мере раз в жизни ". Женщины капоэристы "Женщины отвоевывают свое место, не только в капоэйре, но и в обществе в целом. Таким образом, женщины встречают как препятствия так и поддержку на их пути. Это процесс. В моей группе, я отношусь к моим студенткам как капоэристам. Некоторым это нравится, некоторым нет. Когда я играю в роде с женщиной, я делаю ей ту же рабо де аррайа, какую я бы сделал мужчине, если она имеет достаточный потенциал. Что я имею в виду, это что Местре должен уметь подмечать такие вещи, а женщины, с их стороны, должны сами участвовать в процессе". Библиотека капоэйры "Все книги о капоэйре интересны, но есть некоторые просто необходимо прочесть: "Маленькая Книга о Капоэйре" Нестора; рукопись местре Нороньи; "Радость Капоэйры" местре Канжикиньи. И книга Валдероила Рего, которая содержит много информации, все еще актуальной в наше время. Книга местре Паштиньи тоже крайне интересна. Остальные в основном синтез этих книг". Музыка "Я занимался всесторонними исследованиями беримбау. Но, как я говорил на недавнем занятии, я больше не спорю о названиях токе и движений. Это только приведет к еще большей мистификации и путанице. Мой совет: просто уделять должную заботу инструментам. У местре João Grande был двадцатипятилетний беримбау! Но если вы оставляете ваш беримбау непонятно где, играете на нем кое-как, слишком сильно его натягиваете и оставляете в таком состоянии, уверяю вас, долго он не проживет". "Я всегда стараюсь петь традиционные песни, потому что я думаю, что они очень важны для поддержания капоэйры ангола. Я избегаю петь новые песни, просто, чтобы сохранить старые. Есть одна ладаинья, которую я жутко люблю, я не помню, принадлежит она местре Леопольдина или является традиционной, но она очень красива. Это обращение и, я думаю, очень красивый способ попросить защиты". Iê senhor bom Deus escutar o meu lamento Se fazer bom capoeira meu deus me livrei da tentaçao Me levar de todo mal inimigo não me inveja meu deus tem ouvido e não me escuta Tambem não vai me encontrar Toda noite ao me deitar Não esqueço de pedir Sua boa proteção Iê maior è Deus! Жить капоэйрой "Человек, который научил мне практически всему, что я знаю о капоэйре и жизни, был местре Вальдемар. Он был очень счастливым и радостным человеком, который всегда говорил и много улыбался. Он сказал, что имел все, чего он хотел в жизни. Но в конце жизни он страдал, потому что не знал, как использовать его капоэйру с пользой. Это оказало на меня большое влияние, с одной стороны я стараюсь сберечь ради хорошего будущего, с другой, стараюсь наслаждаться всем, чем могу. Потому что сегодняшний день может стать последним, так что я не умру несчастным". "На сегодняшний день я встречаю людей, которые находятся в хорошем финансовом положении, но они кажутся очень несчастными, раздражительными, оторванными от мира. Они упорно работали, чтобы иметь возможность перестать работать. Так, в конце концов, они больше нечего сказать, кроме как: "Я работал ... все время!"". "Местре Вальдемар обычно рассказывал мне о том, куда он ходил, что сделал, о своих подругах. И когда он говорил, он как бы переживал эти моменты, его глаза будто светились внутренним светом! То же самое произойдет, если вы поговорите с местре Жуау Пекену и местре Жуау Гранди. Когда они рассказывают свои истории, ты как будто переживаешь их с ними. Я вижу себя в отражении этих людей". "Я думаю, что капоэйра похожа на то, что местре Деканиу сказал мне однажды. Фразу, которая мне очень понавилась: “A capoeira não è para morrer, è para viver” Так что давайте жить капоэйрой!" "Первый знаменательный день в моей жизни в капоэйре, был днем, когда я ее увидел. Второй, когда я начал заниматься. Третий, когда я перебрался из Белу Оризончи в Салвадор и решил действительно там остаться. Четвертый был в 1984, когда я впервые отправился за пределы Бразилии с местре Мораесом и начал скитаться по миру. Пятый, тот, которым я живу сейчас". mode grammar nazi off - не пинайте, только закончил перевод, ошибки исправлю вечером. update - вроде подчистил ошибки, можете начинать пинать.


Обучение капоэйре за пределам Бразилии

Mestre Joao Grande: «Я чувствую большое удовлетворение [преподавая капоэйру в США]. Очень большое. Капоэйра - для всего мира. Она для мужчин, женщин и детей. Она для чёрных, красных, голубых и желтых. Она — в нашей крови. Есть люди, которые говорят: капоэйра для чёрных… Нет. Она для любого, кто хочет учиться. Мы родились с капоэйрой в наших телах: не смотря белое оно, чёрное, красное или голубое… [Иностранцы] придают большое значение капоэйре. Главным образом женщины. Они сильно выкладываются. Мужчины тренируются тоже, но не сколько, сколько женщины. Когда в Европе проходит семинар по капоэйре, много женщин выступают на уровне мужчин, и каждая — со своим беримбау.» (Источник: Interview with Poloca. http://www.nzinga.org.br)

Mestre Val Boa Morte: «Капоэйра в Австралии развивается неплохо. Инструктора, профессоры и местре упорно работают для того чтобы она была организованной и интересной. Капоэйра в состоянии соперничать с другими спортивными стилями — и их много здесь вокруг, включая бразильское джиу-джитсу… Отличие только в том, что австралийцы менее непосредственные, у них немного меньше энергии, и они дольше влюбляются в это искусство. Они менее конкурентноспособны в роде, и они не имеют злых намерений. Они уважают себя и других, в и вне академии. Самое тяжелое для них — петь под музыку, так как они пока не очень хорошо говорят по португальски.» (Источник: Ginga Capoeira, Ano 2, n. 12)

Mestre Suíno: «Это «обоюдоострый нож», потому что иностранцы поняли, что они могут «направлять» капоэйру, и уже создают собственные ассоциации, клубы и тому подобное. В очень ближайшем будущем они не будут нуждаться в бразильских группах или ассоциациях, и они будут использовать местре только как «поставщиков услуг». Другой фактор, вносящий свой вклад в эту тенденцию — постоянно растущее число иностранцев, преподающих капоэйру. Бразильские профессора вне Бразилии в стремлении иметь больше студентов, позволяют иностранцам — с недостаточной квалификацией — преподавать. Пока они говорят на языке и имеют гражданство, что помешает им быть самостоятельными? Не может ли получиться, что бразильцы отдают иностранцам капоэйру на шару?» (Источник: Praticando Capoeira, Ano 3, n. 32)

Mestre Barrão: «В начале, я ощущал определённую сложность в обучении иностранцев капоэйре, но сейчас это становится легче после того времени, что я провёл, работая с ними. Они очень преданы, и очень дисциплинированы; если мы говорим им делать то же самое движение сто раз, они делают это. Бразильцы, нет, они начинают выдумывать оправдания, они не имеют такого стремления. В Бразилии вы сначала должны воспитать студента и только потом начинать обучать его капоэйре. В культурном аспекте, конечно, легче обучать бразильцев, потому что мы говоим на одном языке. Но со стороны техники, иностранцы более посвящены тренировкам.» (Источник: Ginga Capoeira, Ano 4, n. 26)

источник: Bahia-Capoeira Blog

перевод: axecapoeira.by


Mandinga

Загадочный и магический аспект в мире капоэйры известен как mandinga. Это важный компонент в изучении искусства. Происхождение термина «mandinga», согласно исследованиям Waldeloir Rego в 1968 году, скорее всего, связано с названием области Mandinga в западной Африке. К тому же африканцы, поселившиеся в Бразилии, верили, что этот регион был родным домом очень сильных колдунов.

Mestre Waldemar: У капоэристов минувших дней было много mandinga. Они превращали себя в листья, они становились животными… Besouro был великим капоэристом, и он был под защитой магии.

Mestre João Pequeno: Mandinga существует в капоэйре, например, в амулете (patuá), что вы носите на шее. Внутри амулета скрыты заклинания, которые мобилизуют возможности его обладателя, заклинания, которые могут защитить вас от удара ножом. Но люди, которые [недавно] имели сексуальный контакт становятся неподготовленными, их тела становятся открытыми. Именно поэтому и ухитрились убить Besouro. Он провел ночь с женщиной и на следующий день, когда возвращался домой, он повредил спину, пролезая через проволочный забор, и он видел, что был слаб в этот день (…). Это было в тот самый день, когда и убили Besouro с помощью ножа, изготовленного из пальмового дерева.

Mestre Cobrinha Verde: От своих врагов я избавился не только благодаря капоэйре. Хороший капоэрист — это маг. Он должен владеть силой заклинаний и использовать защитные амулеты, потому что капоэйра не спасает нас от пуль. Так вот, я использовал хороший амулет и хорошие заклинания. Сегодня я не использую их, но и не забываю о них. Все есть в моей памяти. Были и такие заклинания, которые могли защитить меня от проклятий и пуль. Если мне случалось упасть в воду, у меня было заклинание Anja fé, которое помогало мне не утонуть. В амулете, который я использовал, были заключены заклинания Santa Inês, Santo André, Sete Capelas и Sete Folhas. После того, как я пользовался им, я его снимал и оставлял на чистой тарелочке. Он мог спрыгнуть, потому что был живым. Он исчезал и прятался от меня, потому что существовали некоторые проблемы. А после того как я совершил несколько серьезных ошибок амулет ушел и покинул меня навсегда. Когда я вошел в банду Horácio de Matos’ в возрасте 17 лет, у меня уже был этот амулет. Он защитил меня от многих вещей. Человек, который дал мне его, был африканцем. И по сей день, когда я начинаю говорить об этом человеке, на моих глазах появляются слезы. Его звали дядя Паскуаль.

Mestre Curió: Существует много сторон mandinga. Это и mandinga черной магии и mandinga умного капоэриста, когда он достигает точки, в которой он может действительно быть назван капоэристом. Особенно если он является ангольеросом. Это совсем не значит, что элементов mandinga не существует в Regional. Однако существуют люди, которые входят в роду, обмениваются ударами и заявляют, что они хорошие капоэристы. Но это совсем не так. Вот что такое mandinga: это мудрость, это осознание того, что вы можете ударить вашего противника, но не делаете этого; вы видите, что не ударили его, потому что не хотели этого. Это не разбивание челюсти вашего противника кабесадой, ломание его ребер, разбивание его лица - это не капоэйра.

Contramestre Electrista: Mandinga не преподаётся; mandinga изучается.

Mestre Noronha: Сегодня капоэйра распространилась по всему миру, потому что это очень мощная система самозащиты; у нее есть своя вероломная mandinga для преодоления любых затруднений – если ситуация позволит. Если нет, значит их можно будет решить потом; будет другой шанс. Кого бьют, тот никогда не забудет; кто бьет, никогда не запоминает. Именно тот капоэрист умнее, который бежит прочь, чтобы спасти собственную жизнь. Это основные принципы капоэриста, который знает свою профессию mandingueiro.

источник : Bahia-Capoeira Blog

перевод: www.axecapoeira.by


интервью с местре João Grande

W. Rego в 1968 г. писал:

"João Grande среди всех великих молодых капоэйристов знает больше, чем кто-либо другой, уловок, атак и уходов, помогающих ему двигаться с необычайной гибкостью, делающих его самым ловким из всех капоэйристов Баии.

В игре он - великий танцор. Canjiquinha, например, после высказывания хвалебных отзывов в адрес João Grande, произнес следующую фразу: "Это бог попросил его играть капоэйру".

(...) Его Академия была одной из первых организаций, представляющих капоэйру, в бразильской делегации на первом фестивале африканского искусства ( «Festival des Arts nègres») в Дакаре. Статья, опубликованная в журнале " Revista Capoeira " "Один из лучших мастеров Capoeira Angola из Бразилии (не владеющий английским языком), Mestre João Grande, живет в Нью-Йорке (...) Он обучает капоэйре в одном из кварталов Badalado. За его знания и всю глубину, богатство его искусства, американцы присвоили местре титул Почетного Доктора . Путешествие João Grande к землям Нью-Йорка начинается в 1990 году. Не имея среднего образования и денег, он прибывает в Соединенные Штаты как гость с целью участвовать в Фестивале африканского искусства в Атланте. Но другой участник (гость Bahianais), африканец Gato, чтобы продолжать практиковать капоэйру в Гарлеме, склоняет João Grande остаться в Нью-Йорке на больший срок. "Тем временем, я согласился остаться еще на некоторое время, хотя бы один раз для общей пользы.. За 3 года я получил "зеленую карту" и обосновался здесь. Думаю, это Бог захотел, чтобы я приехал в Нью-Йорк. И здесь я не считаю себя гостем". João Grande утверждает, что тоскует по Баии, его terra santa. По его мнению, капоэйра – бесценное сокровище для бедных. В США он с благодарностью относится к своей работе, он может использовать всю силу ,спрятанную в корнях капоэйры, завещанной местре Pastinha и другими мастерами. "В Академии, где я преподаю, мы все - семья, один помогает другому", - добавляет местре. João культивировал накопленный опыт, приобретенный им во время путешествий в Африку и Европу, и с тех пор представления, которые он устраивал о Баии, включали Капоэйру, Кандомбле, Самбу и Макулеле. "Мы пытаемся открыть молодежи различные типы капоэйры, такие как Exú, Capoeira Candini и Capoeira de Rua (jogo fechado).Это мы показываем во время представлений, этому не обучат на улицах или в академиях. Аngoleiro лукавы и обладают стороной позитивной и стороной негативной, проявляя себя так или иначе в игре с противником", - объясняет João Grande. “Капоэйра Ангола - это африканский танец. Танец зебры, которая стремится к рабам, прячущимся в бараках, чтобы тренировать их. Первые мастера в сензалах практиковали капоэйру как танец. Они танцевали во имя свободы. Так Капоэйра стала искусством, культурой и профессией. Ангола же - МАТЬ и танца, и борьбы, - всего. Африканцы обладают богатой культурой и сильными корнями, позволяющими им расти.” Mestre João Grande рассказывает, что многие капоэйристы уже давно играют без любви, без души. Некоторые дают уроки, не зная и даже не задумываясь о том, что такое капоэйра. "Мой образ жизни, моя манера играть основывались на танце и фольклоре до того дня, когда местре Pastinha дал мне имя местре", - вспоминает João. После "ухода на покой" он стал давать уроки о Баии, в том числе и для детей, живущих на улице. Он имел привычку говорить, что играл капоэйру по распоряжению Господа и своих Orixas. "Когда мне было 10 лет, двое детей, находившихся рядом со мной, делали Corta-capim. Это заинтересовало меня. Позже дед объяснил мне, что это был танец nagô, рожденный в Африке",- добавляет он. João Grande вспоминает, как он путешествовал долгое время по некоторым регионам, интересуясь Corta-capim, но никто не смог раскрыть ему это понятие, объяснить детали. Пока в итоге он не познакомился с Mestre João Pequeno, который показал местре движение и ответил, что это была капоэйра. Обучаться капоэйре João Grande начал у местре Pastinha . "Он был спокойным и не любил резкость. Pastinha был моим местре, дедом и отцом капоэйры", - говорит João Grande. Желание вернуться в Баию огромно. Но местре огорчен тем, что капоэйра подвержена опасности ошибочного восприятия бразильской культуры. "Несмотря на стремление вернуться, я останусь здесь, охваченный тоской по Баии. Бог дает мне силы! Благодаря им, думаю, я смогу вести непрерывно свою работу (потому что появятся и преемники), всякий раз передавая новую частицу нашей культуры Соединенным Штатам", - завершает беседу местре. [источник : Revista Capoeira ano II nº6]


интервью с местре Itapoãn

Что вы думаете о капоэйре сегодня?

Mestre Itapoãn: Сегодняшняя капоэйра отличается от капоэйры прошлого из-за физического состояния игроков. Люди находятся в намного лучшей форме чем раньше. Например, если в прошлом человек пробегал стометровку за одиннадцать секунд, то теперь он делает это за девять. То же самое и с капоэйрой. Люди стали уделять больше внимания физической форме, поэтому они играют быстрее. Если бы мы имели такие тренировки – такую скорость – в прошлом, мы бы тоже играли как сегодняшние капоэйристы.

Вы все еще используете методику Mestre Bimba, или вы модифицировали некоторые вещи? Mestre Itapoãn: Нет. Методика местре Bimba является нашей главной основой. На сегодняшний день я 42 года занимаюсь капоэйрой и в течение всего этого времени мы развили некоторые изменения в нашей капоэйре. Но база в нашей академии – это методика Bimba: связки, cintura desprezada (комплекс из 4-х акробатических связок, созданных местре Bimba в процессе обучения капоэйристов всегда приземляться на ноги), удары, ритмы беримбау, а также песни. Вы гордитесь тем, что учились у Mestre Bimba? Mestre Itapoãn: Я чрезвычайно горд. Среди всех игроков капоэйры в мире не существует никого, кто не знал бы кто был местре Bimba. Это основное правило. Я был его студентом, жил рядом с человеком которым восхищался каждый, потому что его уважали, а не потому что он был модным. Те, кто знал его, были поражены его индивидуальностью, и уважают его до этого дня. Правда ли, что Bimba был ангольеру? Mestre Itapoãn: Когда Mestre Bimba играл капоэйру, существовала одна капоэйра, с именем Angola. Если вы заглянете в старые книги и литературу, то вы не увидите термин “Capoeira Angola”, так как в Уголовном Кодексе Бразилии 1890 года, который запрещал капоэйру, написано лишь слово “capoeiragem” – не Capoeira Angola или Capoeira Regional. Таким образом, местре Bimba практиковал ту примитивную капоэйру, кторой занимался каждый до 1920 года.В 1928 году он сказал что завершил свою Capoeira Regional. Он считал, что капоэйра ангола стала слишком фольклоризирована в Bahia и потеряла свою эффективность как борьба. Поэтому, как великий боец, он хотел развить эту сторону капоэйры и создал свой стиль. Должно быть, он считал что Regional лучше подходит для самозащиты? Mestre Itapoãn: И это действительно так. Regional дает вам намного больше возможностей в бою. Если вы посмотрите в книгу местре Pastinha, то там он говорит что Capoeira Angola имеет девять движений. Если вы спросите João Pequeno, он скажет, что не более десяти. Сегодня Regional Bimba имеет пятьдесят два базовых движения, не считая вариаций и комбинаций. Естественно это дает вам большее преимущество. Но мы должны прояснить, что капоэйристы не должны драться с другими капоэйристами. Капоэйра создана для борьбы с ублюдками, невежественными людьми, кто по другому не понимает. Angola и Regional это как шахматы и шашки; доска – рода – одинаковая, но игры разные, каждая со своей собственной философией. Скажите пару слов для всех капоэйристов. Mestre Itapoãn: Смотрите на капоэйру как на что-то из Bahia, что-то наше. Это то, что должно быть зашищено и спасено. Не искажайте капоэйру. Я надеюсь, что вы следуете традициям капоэйры и слушаете старых местре для обучения. Ищите что-то свое, но не делайте случайных вещей и не вносите их в капоэйру, потому что это делает капоэйру хуже. Это ни к чему не приведет. Капоэйра будет хорошей если каждый будет о ней заботиться.

Источник: Revista União Capoeira. Ano 3, n. 6 – May 2006

перевод: axecapoeira.by


интервью с местре Bigo

Студент местре Паштиньи немного рассказывает о своей жизни в Капоэйре Анголе.

Francisco Tomé dos Santos Filho (Mestre Bigo) родился в 1946 году в Сальвадоре, Баийя. Он начал практиковать капоэйру в середине 50-х, после того, как увидел капоэрскую презентацию, в которой играли местре Паштинья с местре Cobrinha Verde.

Он тренировался в академии Местре Паштиньи до 1975 года (затем он женился и переехал в Сан Паулу), тренируясь в великими капоэристами, такими как João Grande, João Pequeno, Natividade, Papo Amarelo, Jonas, Bola Sete, Gildo Alfinete, Genésio Meio Quilo, и Roberto Satanás.

Переехав в Сан Паулу, он некоторое время вообще не занимался капоэйрой, но говорит, что несмотря на это, капоэйра была в его крови, текла по его венам. В 1989 году Местре Биго основал Академию Капоэйры Анголы Ilê Axé, где продолжает свою работу до сегодняшних дней.

P. Capoeira: Какой была Капоэйра Ангола, когда вы начали ее практиковать? M. Bigo: Она немного отличалась от сегодняшней. Местре Паштинья обучал быстрой и опасной анголе. Раньше мы нередко играли с практикующими режиональ. Те часто высоко поднимали ноги, а анголейрос делали им раштейры. Анголейрос не поднимали ноги высоко, потому что знали, что это послужит причиной падения. В те дни ладаинью пели перед каждой игрой, затем шла импровизация, а потом — корридуш. Капоэристы играли немного, затем останавливались, и начиналась очередная ладаинья. Все это требовало много времени. Сегодня капоэристов все больше и больше, поэтому все меньше и меньше времени остается на игру в роде. P. Capoeira: Многие капоэристы, практикующие режиональ, утверждают, что ангола слабая как боевое искусство. Каково ваше мнение по этому поводу? M. Bigo: Я не согласен. У анголы больше хитрости malícia. Режиональ — это всего лишь атака, защита и гнев. Анголейро входит в роду смеясь. Капоэйра — это две змеи. Капоэйра режиональ — это яд одной змеи. Капоэйра Ангола — это яд многих змей. Практикующий режиональ входит в роду сжав кулаки и закрыв лицо с целью ударить противника. Другими словами, он подобен гремучей змее, которая предупреждает о своем нападении. Анголейро, наоборот, подобен змее, которая заманивает жертву. Он улыбается, чтобы лишь единожды ударить в нужный момент. Анголейро, увидев, что своим ударом он не дотянется до противника, не будет бить. Он наносит удары корректно. В анголе немного ударов, но они все оригинальны. Анголейро не делает лишних движений. Ангола — это хитрость, сноровка, злобность, обман, атака и защита, радость и грусть. Затем со временем приходит колдовство mandinga. Анголейро никому не доверяет. Он доверяет и подозревает. Он прикидывается, что не видит и не слышит. Практикующие режиональ пренебрегают Анголой. Это как мать и ребенок. Ангола — мать, а мать никогда не пренебрегает собственным ребенком. Многие практикующие режиональ уходят в Анголу, чтобы набраться знаний, ибо знания заложены в капоэйре ангола. Ангола родилась в сражении за свободу. Она родилась борьбой. Капоэристы, сражающиеся в Парагвайской войне, не были практикующими режиональ, они были анголейрос. Люди думают, что ангола слабая, но это не так. Когда анголейрос играют, кажется, что два человека становятся одним, так как каждый передает другому мощную энергию. P. Capoeira: Каковой была система обучения в Академии Местре Паштинья? M. Bigo: Он начинал с джинги, это был первый шаг. Позже он обучал первому удару — meia lua de frente, которая наносилась с целью познать противника. Позже он обучал прочим фронтальным атакам. Затем шли круговые удары: rabo de arraia, meia lua de costas, и другие. Научившись их выполнять, я с Bola Sete приходил рано на тренировки, чтобы поговорить с местре Паштинья, мы задавали ему много вопросов, а он отвечал и давал нам советы, такие как: «Не ходи по темным местностей.» «Если ты подозреваешь, что у противника оружие, затуши о него сигарету, и он его достанет.» «В баре всегда садись так, чтобы видеть глаза его владельца: если что-нибудь случится, его глаза тебя предупредят об этом.» P. Capoeira: Почему сегодня великие мастера анголы отчасти забыты? Что случилось с местре Паштинья в конце его жизни? M. Bigo: Да, это произошло. Я имею ввиду, что капоэйра ангола часто наказывает нас. Стоит сделать малейшую вещь неправильно — и она накажет вас. Местре Паштинья сильно завидовали. Он никогда не играл босиком. Было несколько человек, которые всем говорили, что нужно играть босиком, что капоэрист не родился в ботинках. А ведь Паштинья ни разу не делал этого. Итак, он снял свою обувь и начал играть. Когда он играл, к нему в обувь подложили куклу Вуду. Люди, которые это сделали, тоже уже умерли. Капоэрист всегда должен просить защиты. Когда он садится на корточки у нижней части беримбау, он сам себя благословит, он просит защиты у Бога, так как он не знает намерений своего противника. Капоэрист должен прочитать это намерения в глазах противника. Сегодня капоэрист сначала погуляет со своей девушкой, а потом идет играть в роду; он не может этого делать, ведь его тело становится открытым. У капоэриста должны быть чистыми тело и дух, чтобы передавать положительную энергию в капоэрскую роду и в свою жизнь. Источник: http://eulanet.sites.uol.com.br/ Перевод на английский: Shayna McHugh, Август 2005 Перевод на русский: axecapoeira.by


Эволюция капоэйры

Mestre Bimba: В те времена капоэйра была занятием грузчиков, портовых рабочих, и людей, для которых улица была родной стихией. У меня было понемногу от всех. Полиция преследовала капоэйристов как собак. Только представьте: одним из наказаний для пойманных капоэйристов было привязывание рук к хвостам лощадей, затем лошадей отпускали и заставляли тянуть в разных направлениях до прибытия к полицейскому участку. Капоэйристы часто шутили, что лучше драться близко к полицейскому участку, так как было много смертей. Не каждый мог выжить волочась по земле, и многие умирали до прибытия к пункту назначения — полицейскому участку.

Mestre Catitu: Я бы сказал, что этот новый стиль Капоэйры – это эволюция движений, потому как Капоэйра одна. Конечно, Ангола и Режиональ имеют свои основы, но современная капоэйра включает их все плюс массу новых движений. Это и есть эволюция которая происходит.

Mestre Canseira: Капоэйра двадцатилетней давности была жестокой, резкой, однако в ней не было злых намерений. Другими словами, капоэйристы дрались, бросали на землю, избивали друг друга, но все это происходило внутри роды; когда они покидали роду, то обнимали друг друга, обещая тренироваться до следующей схватки. Это была битва равных, без причинения вреда для физической целостности оппонента. Сегодня капоэйра сильно изменилась; она концентрирует внимание на спортивной и атлетической стороне, но в негативном смысле, так как современные капоэйристы думают о том, чтобы, заходя в роду, воплотить в жизнь свои злые намерения, часто возникающие из-за неправильно оцененных личных ситуаций, таким образом отдаляясь от основ капоэйры… Сегодня капоэйристы практикуют другие боевые искусства, и хотят применять их в капоэйре без определенной согласованности. Когда такой человек не может одолеть своего соперника, он прибегает к ударам и борьбе… Сегодня даже имеют место случаи, когда после игры в роде побежденные игроки стреляют в своих соперников из огнестрельного оружия. В действительности, капоэйра не изменилась сильно; она претерпевала естественную эволюцию со времен Pastinha, Bimba, Canjiquinha и многих других. Изменилось мышление людей, в глобальном смысле.

Mestre Luiz Renato: Я вижу капоэйристов новых поколений как тех, кто старается согласовать старые традиции капоэйры со сценарием двадцать первого века, с его технологиями и всем остальным. И не существует несовместимостей между этими сторонами, какими бы они ни были. Глобализация создала ряд проблем для капоэйристов, но также дала и много возможностей. Мы должны быть готовы, чтобы иметь дело со всем этим.

источник: Bahia-Capoeira Blog

перевод: axecapoeira.by


Цитаты местре Паштиньи (Mestre Pastinha)

Данный текст – это цитаты принадлежащие местре Паштинье, взятые из статьи «Это бой, это танец, это капоэйра» Роберту Фрейре, опубликованной в феврале 1967 года в «Revista Liberdade». Перевод на английский язык Шайны МакХаг.

«Однажды я сложил вместе всё, что знаю о капоэйре, и вывел итог на этой табличке на двери моей Академии. В первой строчке получилось всего три слова: Ангола, капоэйра, мать. А ниже мысль: колдовство рабов, жаждущих свободы, изначально оно создавалось без какого-либо либо плана, в его основе не лежит никакой схемы, а его конец недосягаем даже для самого мудрого капоэйриста».

«Об истоках капоэйры существует такое количество историй, что никто уже не может понять, какая из них правда, а какая – вымысел. Одна из них – это версия о «танце зебр», согласно которой, давно, века назад, племена Анголы ежегодно устраивали празднования в честь вступления девушек в «зрелость». Сначала их «посвящали» жрецы, и только после этого девушка имела право вступать в брак. В продолжение празднования, мужчины устраивали поединки, похожие на бои зебр – били друг друга, наносили удары головой. Победители получали право выбирать самую красивую женщину». «Есть, по крайней мере, один факт, который никто не отрицает: капоэйре нас научили африканцы из Анголы. Очевидно, что тогда она отличалась от капоэйры наших дней. Мне говорят, что есть письменные доказательства, подтверждающие это. И я верю. Всё меняется. Но ту капоэйру, которую мы называем Капоэйра Ангола, той капоэйре, которой учился я, её я не позволил менять здесь, в своей академии. Этой капоэйре по меньшей мере 78 лет, и она проживет еще 100, потому что мои ученики держатся моей стороны. Они мне внемлют. Они знают, что им следует продолжать. И они знают, что это искусство также пригодно для самозащиты». «Когда мне было 10 лет (тогда я бы худым и слабым) парень посильнее меня начал издеваться надо мной. Мне достаточно было выйти на улицу, в магазин например, чтобы завязалась драка. Я всегда оставался побитым, и тайком плакал от стыда и разочарования». «Как-то раз, один старый африканец увидел нашу драку из окна своего дома. «Подойди сюда, сынок», сказал он мне, когда заметил, что я заплакал от злобы, после того, как меня в очередной раз побили. «Ты знаешь, ты не можешь побороть его, потому что он больше и старше тебя, но когда у тебя появится свободное время, приходи ко мне, я дам тебе несколько крайне полезных уроков». Так он мне и сказал. И я пришел». Он всегда говорил: «Не лезь на рожон, парень, не показывай ему сразу всё, на что способен, пусть он осознает это постепенно. В последний раз, когда тот мальчишка набросился на меня, я познакомил его с единственным ударом, который мог сделать. После этого он перестал нападать на меня, даже стал моим другом, уважающим и восхищенным». «Когда мне было 12 я поступил в морское училище, где начал преподавать капоэйру своим товарищам. Все называли меня 110. Из флота я ушел, когда мне исполнилось 20 лет. Это было тяжелое время, т.к. я был молодым и нищим, возникали проблемы с полицией из-за уличных драк и прочего. Когда они пытались поймать меня, я вспоминал Mестре Бенедиту и начинал защищаться. Они знали, что я играю капоэйру, и поэтому пытались публично меня унизить. Так что были времена, когда мне приходилось бить полицейских, но только чтобы защитить свое тело и свою честь. В тот период, с 1910 по 1920-е годы игра была свободной, «всевозможной». «Я стал работать охранником в игорном доме. Но даже не смотря на то, что я занимался капоэйрой, я никогда не ходил без 12-тидимового ножа с двойным лезвием. Опытные капоэйристы в те дни всегда были вооружены. Надо было быть полным идиотом, чтобы появиться среди них без какого-либо оружия. Я видел много беспорядков, крови, но я не люблю рассказывать о драках, в которые был лично втянут. Как бы там ни было, я работал там лишь когда не мог заработать себе на жизнь своим искусством. Помимо игорного дома, я также чистил обувь, продавал газеты, был золотоискателем, помогал строить порт Сальвадора. Перебивался временными заработками, но всегда хотел жить за счет своего искусства, работы художника». «В той роде были только Местре. Самым опытным из них был Аморзинью из городской охраны. Он пожал мне руку и предложил возглавить академию. Я отказался, но остальные мастера настаивали. Они говорили, что я больше всех подхожу для того, чтобы основать собственную академию и сохранить Capoeira Angola, пронести её сквозь годы». «В Академии передавались все знания. Знание того, что это боевое искусство очень коварно и полно мудрости и понимания того, что необходимо быть спокойным. Капоэйра – это не атакующее единоборство, но выжидающее. Хороший капоэйрист легко может разрыдаться у ног атакующего. Он плачет, но его глаза и дух действуют. Капоэйристы не любят объятий и рукопожатий; никогда не стоит доверять учтивым жестам. Капоэйристы поворачивая за угол не открываются, защищая свое тело. Вы всегда должны сделать два шага вправо или влево, чтобы рассмотреть врага. Не входите в дом, за дверью которого темный коридор, если вам нечем осветить мрак. Если вы идете по улице и замечаете, что кто-то за вами наблюдает, проигнорируйте это, затем быстро развернитесь и посмотрите на него снова. Если он все еще наблюдает за вами, чтож – он враг, и капоэйрист готовит себя к любому развитию событий». Невозможно научить и научится Капоэйре Ангола подавляя естественные проявления личности. Очень важно пользоваться преимуществом свободы и индивидуальности движений каждого человека. Никто не играет так, как я, но всё, чему я сам научился можно увидеть в игре моих студентов. Berimbao – это первобытный Mestre, он учит своим звуком, помогая нашим телам почувствовать вибрацию и ритм движений. Перкуссионный оркестр с беримбау – это не инновация, это основа. Хороший капоэйрист, помимо всего прочего, должен уметь играть на беримбау и петь. И играть капоэйру не пачкая своей одежды, не касаясь телом земли. Когда я играю, люди думают «старик напился», потому что движения мои кажутся небрежными, неустойчивыми, как будто я вот-вот упаду. Но пока еще ни у кого не получалось повалить меня на землю, и ни у кого не получится». Источник: www.capoeira-connection.com


A. A. Decanio Filho - самооборона

Местре Pastinha говорил: «лучшая защита — это не вовлекать себя в конфликты». С этой фразой я полностью согласен. Я знаю различных людей, включая знаменитых капоэристов, которые, несмотря на свой престарелый возраст, прожили жизнь мирно, никогда не применяя капоэйру для разрешения споров и не разу не пострадавших от нападения, чем они очень гордятся.

В нашем мире злость и спровоцированное ею насилие преобладают, поэтому мы должны подготовить себя как можно лучшим образом к тому, чтобы мы смогли защитить себя от врагов в опасных ситуациях. В противном случае мы превратимся в овцу, окруженную стаей волков. Учитывая это, я думаю, что каждый капоэрист должен побывать как в плохой, так и хорошей среде для того чтобы приобрести опыт и malangradem, то бишь навык, необходимый для развития — познать злость и не использовать ее. Это одна из наших главных целей. Иметь знание о зле и зарыть это знание глубоко в себе, не позволяя ему вылезть наружу. Важным является умение при необходимости подавить злость заблаговременно, когда наступил ключевой момент. В реальности самым сложным является подавить злость уже будучи спровоцированным. Это не следствие трусости, а происходит из-за того, что в таких ситуациях человек отдает отчет о вреде, который может быть нанесен его противнику и ему самому. Хотя в капоэйре анголе содержатся элементы как защиты, так и атаки, необходимые использовать в любой ситуации, тем не менее они имеют слабое место. Капоэйра без тени сомнения характеризуется непобедимыми ударами ногами. Но давайте посмотрим: борец какого другого стиля сразится с капоэристом, если бы поставилось условие использования только ног? А какой борец сразился бы с боксером, если бы в драке можно было бы использовать лишь руки? То же самое наблюдается и в иных боевых искусствах, использующих захваты, например джиу-джитсу: какой борец сразился бы с практикующим это искусство, если бы были поставлены условия использования лишь захватов? На самом деле, все виды боевого искусства имеют свои ограничения. Капоэйра — уличная борьба. Выиграть в ней можно лишь с использованием хитрости, обмана. Это боевое искусство никогда бы не смогли подвергнуть правилам, свойственным спортивному соревнованию на ринге. Бокс, как и капоэйра, не использует захваты, применимые в контактных боевых искусствах. Что касается джиу-джитсу и других подобных искусств, то они мало используют средства, применимые в боксе и капоэйре. Если практикующий данный вид боевого искусства столкнется с двумя и больше противниками, ему придется несладко, так как сделав захват одному из них, такой боец становится уязвимым сам, на него свободно могут напасть остальные противники, ведь руки и ноги его будут заняты. Плюс ко всему, в уличных драках, в отличие от спортивных соревнований, существует опасность быть укушенным или получить ранения острыми предметами. Однажды, беседуя с местре Pastinha, я спросил его, что он думает о моем желании начать заняться боксом. Он ответил, что «капоэрист любопытен», имея в виду то, что любой опыт полезен. Он добавил: «Капоэрист должен стремиться к тому, чтобы научиться всему по чуть-чуть, при этом капоэйра ангола должна оставаться основой, капоэйра — мать всех видов боевых искусств». Капоэйра не должна лишиться своей идентичности. Капоэрист должен быть очень внимательным, чтобы не совершить ошибку, которую совершают многие неопытные капоэристы, а иногда и местре. Подготавливать себя к возможной атаке отнюдь не обозначает необходимость выставить все эти знания открыто и напоказ, а уж тем более в родах под звук беримбау и других инструментов, входящих в состав батареи. Это неуважительно по отношению к участникам роды, к зрителям и к главному местре роды — беримбау, который диктует ритм. Если мы сделали это, то музыка и традиционные песни, так же как и ритуалы и философские аспекты капоэйры теряют свой смысл, прекращают быть капоэйрой и трансформируются в другой вид боевого искусства. В этой ситуации величайшую ошибку совершает местре, который командует родой, который должен понимать, чему он обучает. Если он настаивает на том, чтобы смешивать капоэйру с другими видами искусства, то пусть у него хватит совести сменить название стиля, который он практикует, он должен также прекратить использовать музыкальные инструменты и песни, которые предназначены для игры в роде, а не для борьбы. Пусть он не разочаровывает людей, которые хотят заниматься настоящей капоэйрой. В заключение хочу добавить, что я считаю, что капоэрист должен знать некоторые приемы бокса и джиу-джитсу. Сила капоэйры проявляется в таких движениях, как джинга, удары ногами и головой, раштейра, а также хитрость, которая безошибочно является основной характеристикой анголы. В боксе главными являются удары кулаком, увертывания и работа ног. В джиу-джитсу главное — захваты. Тем не менее, недостатки одного боевого искусства покрываются преимуществами другого, подготавливая, таким образом, хорошо подготовленного и практически неуязвимого бойца. Тем не менее, если, несмотря на все тренировки, он не может преодолеть страх и другие негативные чувства, то ни один из приемов не поможет ему достичь главной цели — победы над самим собой. Успеха он достигнет только если сможет противостоять любой опасной ситуации со спокойствием и уверенностью в душе даже при поражении. Автор: A. A. Decanio Filho Перевод: Docinha