Про капоэйру во Владивостоке

Друзья, представляю на ваше внимание очередной ролик из жизни капоэйры на Дальнем Востоке :)


Рождение звезды

Глава из книги Raimundo Cesar Alves de Almeida — Itapoan — «A Saga do Mestre Bimba»

Есть старая поговорка: «Жители Bahia не рождаются: Зажигаются!» (“Baiano nao nasce: Estreia!”). Считается, что рождение каждого человека из штата Bahia не совсем обычное: каждый, кто там рождается, находится в центре вселенной…. звезда с самого первого дня…

Начало

23 ноября 1900 года, в начале столетия, Manoel dos Reis Machado – позже известный как Mestre Bimba — родился в Engenho Freguesia de Brotas, недалеко от Salvador, Bahia. Прозвище, которое он получил при рождении, явилось результатом спора между его матерью и акушеркой, которая принимала роды. Dona Maria Martinha do Bonfim была уверена в том, что у нее будет девочка. Акушерка в свою очередь была уверена в том, что ее пациентка вынашивала мальчика. Dona Maria проиграла, и Manoel получил имя, под которым он будет известен до конца жизни. В Bahia слово “bimba” — распространенный термин для обозначения мужского полового органа.

Bimba был самым младшим в семье. Он начал изучать капоэйру в двенадцать лет в Estrada das Boiadas, сегодня это большой африканский квартал в Liberdade. Его мастером был африканец по имени Bentinho, который являлся капитаном Bahia Shipping Company. (Словом «капитан» называли человека, который руководил группой грузчиков или докеров, разгружавших и загружавших корабли. Для них было привычным делом играть капоэйру во время перерывов.) В то время капоэйра, а также те, кто занимался ей, преследовались полицией.

Со слов Mestre Bimba:

В те дни капоэйрой занимались водители упряжек, рабочие плантаций, докеры, разные мошенники. Я был портовым грузчиком. Вообще говоря, я делал понемногу разную работу. Полиция преследовала капоэйристов, как бешеных псов. Одним из наказаний, которым подвергались пойманные капоэйристы, было привязывание его между двух лошадей. Затем этих лошадей заставляли бежать до полицейского участка. Те, кто занимались капоэйрой, подшучивали, что, если ты играешь капоэйру, то лучше делать это недалеко от полицейского участка. Много людей погибло от такого наказания. Никто не может выжить волочась по земле на большой скорости.

Занимаясь капоэйрой, и, немного преподавая ее, Bimba начал чувствовать, что капоэйра превращается в нечто фольклорное, так же, как и сама Bahia. По его мнению капоэйра деградировала в «талон на обед» для лже-капуэристов, которые использовали капоэйру только в шоу для туристов в общественных местах. Он чувствовал, что, изымая из капоэйры множество мощных и опасных движений, они уничтожали ее боевой характер и превращали в пантомиму, в пустышку. Капоэйрист превратился в фольклорный образ, потерял malicia и техническую эффективность, которые обязательны в капоэйре. (Термин malicia очень часто применяется в капоэйре. У этого слова много значений, но, по большей части, оно не имеет перевода. Стандартные определения, такие как коварство и хитрость очень сильно ограничивают глубокую концепцию этого термина в рамках капоэйры. Malicia можно отнести к особому типу знания или восприятия, которое капоэйрист развивает со временем, что дает ему преимущество над оппонентом. Поэтому будем использовать этот термин в оригинале.)

Отец Bimba, Luiz Candido Machado, был чемпионом в Batuque – афро-бразильский боевой стиль, который можно охарактеризовать, как сбивание противника на землю без использования рук с использованием сильных ударов.

Согласно Edison Carneiro (1912-1972, этнолог, исследователь афро-бразильской культуры и традиций, опубликовавший много важных работ):

Batuque играли под музыкальное сопровождение, похожее на то, что в капоэйре, используя беримбау, пандейру и ganza. (Капоэйра играется под музыкальный аккомпанемент. Инструменты и люди, которые на них играют, называются «батерия» (bateria). Самый важный инструмент в капоэйре — беримбау. Другой важный инструмент — пандейру или тамбурин. Другие перкуссионные инструменты, включая atabaque (барабан), также включаются в состав современной батерии в зависимости от обстоятельств и доступности инструментов. Ganza, которая упоминается в тексте, представляет собой цилиндрический шейкер с палочкой, очень похожий на reco-reco в капоэйре. Капоэйра принесла с собой особый тип пения — вопрос-ответ, схожий с некоторыми африканскими музыкальными традициями. Ведущий батерии поет песню, а хор состоит их остальных участников, которые формируют роду — круг из людей, в котором происходит капоэйра.) Много мужчин, которые занимались этим искусством, были потомками африканцев из Анголы. В Bahia было много великих бойцов batuque: грузчик Macario, Angolinha de Santo Antonio Alem do Carmo, Fulo Labatu de Sant’ana, Beixiga Braba из Sao Paulo, Marcolino Moura из Se, Simplicio Grande из Vitoria, Cassiano Balao из Rio Vermelho, Eduardo Brance из Itapajipe и Alfredo Estrelinha из Nazare. Роды по batuque проходили по воскресеньям и во время карнавала в местах: Praca 2 de julho, особенно в Terreiro de Jesus, на Largo da Piedade, и в Ribeira (это названия площадей в Salvador). Они всегда заканчивались драками. Люди били друг друга, бросали, дрались палками и на ножах. Полиция в конечном счете запретила матчи по batuque, оттесняя тех, кто практиковался от побережья во внутреннюю часть штата. Матчи проходили между двумя участниками в одно время. По сигналу оппоненты закрывались ногами, защищая половые органы. Удары наносились по типу «крест-накрест», так что атакующий кидал обе ноги в противника по принципу «перерубания стебля». Затем применялись rapa и bau, движения, в которых атакующий использовал свои бедра, чтоб сильно толкнуть оппонента. Игроки использовали всю свою силу для движений, а также, для того чтобы устоять. Тот кто падал, проигрывал матч. Было довольно привычным зрелище, когда игрок batuque балансировал на одной ноге, пытаясь вернуть вторую ногу в базовую позицию. Капоэйра включает в себя элементы batuque, но batuque, как отдельная дисциплина, больше не практикуется в Bahia.

В попытке вернуть капоэйре боевой дух, Bimba прибегнул к batuque, старому боевому стилю, в котором преуспел его отец. Собрав воедино капоэйру и свой творческий гений, он изобрел новый стиль, который назвал Capoeira Regional. Комбинирую различные элементы, он изобрел новый боевой стиль.

Однажды, когда Mestre Bimba вспоминал о своей жизни, он говорил:

Я был грузчиком на протяжении четырнадцати лет. Я начал в тринадцать лет, и мог перенести 265 фунтов. Я начал преподавать капоэйру в 1918 году в Eugenho Velho de Brotas. Моя академия называлась Club Uniao em Apuros, и вскоре у меня было более тридцати учеников. Моим первым учеником был Oscar Bozo, но также у меня были другие известные ученики: Siriaco Pequeno, Ovidio, Tres Pedacos, Joao Qualquer Hora, Funga-Funga, Paulo Malvadeza и много других. (Для капоэйристов считается нормой использование прозвищ, которые им обычно дают учителя. Имена указывают на многое: личностные качества, место проживания, имена капоэйристов прошлого. Имена могут быть ироничными, выражающими полную противоположность определенной черты ученика. Имена, который Bimba озвучил здесь: «Маленький Сириец», «Три куска», «Джон любое время». В этой работе тема имен капоэйристов более подробно раскрывается в главе под названием «Batizado».) До 1918 года не существовало школы, где можно было научиться капоэйре. Были роды по капоэйре на улицах, перед складами, в свободных местах. Капоэйра была запрещена полицией и каждый раз я платил полицейским 100 reis (rei – денежная единица Бразилии того времени), для того чтобы поиграть два часа. В 1928 году я создал Regional, который являлся комбинацией Batuque и Angola, но с большим количеством ударов. Это настоящий боевой стиль, хороший для тела и ума. До этого, когда я занимался и изучал Angola, я изобрел и отточил новые удары. Сегодня Angola имеет девять ударов, в то время как Regional имеет сто двадцать. Сегодня много людей получают всего лишь некоторые знания от моих учеников, и говорят: «Это настоящая Capoeira Regional».

Ruy Gouveira, который умер в возрасте семидесяти пяти лет, был одним из первых учеников Mestre Bimba. Он был врачом из штата Ceara и посещал медицинскую школу в Bahia. Согласно словам Dr. Gouveira, 1932 году Dr. Sisnando, который в то время изучал медицину в Salvador, пришел в поисках Mestre Bimba. Он знал о репутации мастера и пришел изучать капоэйру. В то время Bimba работал угольщиком, когда Sisnando нашел его, тот был весь покрыт угольной пылью.
Sisnando спрашивал:
“Вы Mestre Bimba?”
“Да, а что?”, — ответил Bimba.
“Я хочу изучать капоэйру.”
“Ничего не выйдет. Ты белый. У тебя тонкая кожа и ты не выдержишь.”

Sisnando объяснил, что он уже изучал кое-какие боевые стили. Мастер принял его, и, таким образом, капоэйра вошла в мир университета. Так как его академия находилась на Roca do Lobo, студенты начали посещать ее. Эти две группы: университетская группа и группа тех, кто работал,- формировали историю Capoeira Regional. Смесь популярной культуры с организаторским потенциалом учеников обеспечили академию Mestre Bimba необходимой структурой, которая способствовала становлению академии, как «Храма капоэйры» — чем она и являлась вплоть до самой смерти мастера.

Согласно Dr. Gouveira, Sisnando играл важную роль в мотивации учеников:

Я всему научился, следуя за ним. В школе Mestre Bimba, он был следующим после мастера по уровню ответственности. Он проводил тесты для учеников. Он был очень крепким. Он знал очень много о бое и о других вещах. В 1935 году, Galba и Deusimar, два парня со штата Ceara пригласили меня приехать потренироваться. Я приехал и мы начали тренироваться в подвале дома Galba. В то время у меня даже не было штанов, я делал упражнения в нижнем белье. Bimba дал мне проверочные тесты, которые он использовал. Я должен был стоять на одной ноге сесть, а затем встать. Так он проверял нашу силу, наши суставы и прочее. Мы продолжали тренироваться с мастером и всегда переезжали в разные места. Первая академия была на Roca do Lobo в квартале Tororo. Оттуда он переехал на Rua Bananal, 4. Я был действительно вовлечен. Для того чтобы добраться до занятий, я шел пешком, либо ехал на трамвае. Я добирался как мог. Но я был нищим студентом, и у меня не было достаточно денег на обратный путь. Я приходил на занятия и просил мастера дать денег на дорогу: «Вы не могли бы дать cruzado, чтоб я мог уехать на трамвае?» (cruzado – старая денежная единица Бразилии.)

Однажды мастер заболел и был вынужден соблюдать постельный режим на Rua Bananal. Мы решили, что не будем закрывать школу. Мы едва занимались капоэйрой три месяца, но чему-то мы научились. Мы с Galba замещали мастера, пока он выздоравливал. Мы были студентами-медиками, и это выручало. Я вел утренние занятия, а Galba – вечерние. Таким образом, мастер продолжал получать деньги за уроки вместо убытков, мы за ним присматривали. Когда он выздоровел, он был очень нам благодарен. Он стал мне ближе и мы оставались друзьями до конца его жизни. Он даже приезжал, чтоб навестить меня в Ceara. Он неожиданно появился в моем офисе однажды. Он чуть не остался преподавать в городе Fortaleza. Мы даже нашли ему место для занятий, но он передумал и сказал, что ему нужно возвращаться домой…

Atenilo (Relampago, прозвище означает «молния»), родился в 1918 году. Он начал заниматься капоэйрой у мастера в 1929. Вот что он говорил о Mestre Bimba:

Я никогда не был чьим-либо фанатом или идолопоклонником. Если кто-то считает, что это не так, пусть остается при своем мнении. Но при этом я не собираюсь отрицать правду. Никогда не было капоэйриста, такого, как Bimba. Никогда. Он был надежным, сильным, он бил сильно, и он был быстрым. Учитывая его полный рост, он мог сжаться до размеров маленького ребенка на полу. Никто не мог перехитрить его. Не было удара, от которого бы он не смог защититься. А когда он бил, он бил очень сильно. Я видел, как он дрался, я видел какой он. Я не знаю никого, кто бы заявил, что он предугадал его игру. Во-первых, ginga (ginga- это базовое движение капоэйры. Глагол “gingar” в португальском языке может быть переведен, как “легко перемещаться” или “качаться”). Он не делал много причудливых и декоративных движений. У него была мощная ginga, с нее начинался поединок и ты попадал в зону поражения. Быстро! У него был опыт, знания, и капоэйра была тем, для чего он был рожден. В капоэйре у Bimba не было равных!

Manoel Rosendo, один из первых учеников мастера, говорил, что его ученики, а также люди, окружавшие его не были безразличными (это замечание относится к финансовым трудностям Mestre Bimba в последние годы своей жизни). Он говорил, что Mestre Bimba был жертвой произвола со стороны властей штата. Rosendo чувствовал, что Bimba не был удостоен доверием и уважением, которые он заслужил за то, что сделал капоэйру доступной для общества.

Когда Rosendo приехал в Salvador в 1927 году, помимо обучения капоэйре, Bimba показал ему, как рубить деревья для дров. «Он многому меня научил, и делал все возможное, чтоб помочь мне», — говорил Rosendo. “Он был мне, как отец.”

Rosendo говорил о том, что в те дни капоэйру можно было практиковать в строго определенные часы и только с разрешения шефа полиции. Как и другие ученики Mestre Bimba, он говорил, как сильно Sisnando повлиял на капоэйру:

Однажды появился парень и сказал, что он хочет тренироваться с мастером. Bimba назначил время для тренировок в другой день, но парень настаивал, что он готов сейчас, и, что он принес с собой аптечку. Mestre попросил ученика по имени Atenilo провести урок для Sisnando, но перень так сильно ударил Atenilo, что сбил его с ног. Мастеру понравился этот парень, и с тех пор они были друзьями. Этот парень позже стал Dr. Jose Sisnando. Сегодня он живет в имении рядом с Feira de Santana. Sisnando был тем, кто пошел к Juracy Magalhaes, который в то время был губернатором штата Bahia. Sisnando сказал ему, что у Bahia есть огромны ресурс, который не используется для дела. Также он говорил с ним о Mestre Bimba. Вскоре после этого мастер с некоторыми учениками продемонстрировали капоэйру для Juracy Magalhaes, после чего Magalhaes снял запрет с практики капоэйры, тем самым открывая путь для ее социализации.

Mestre Bimba рассказывал следующее:

В один день в академию пришел человек с письмо в руках. Письмо было от губернатора, а поскольку капоэйра была нелегальна, Mestre Bimba предположил, что его хотят арестовать. Он предупредил учеников, что, если он не вернется, они должны продолжать практиковать капоэйру. Он был очень удивлен, кода узнал, что письмо было от губернатора Juracy Magalhaes, который приглашал Bimba и его группу сделать демонстрацию капоэйры во дворце губернатора.

Исследуя историю капоэйры, бразильский этнолог Waldeloir Rego, автор книги Capoeira Angola, писал Juracy Magalhaes. В письме датированным 10 мая 1966 года он получил следующий ответ:

В ответ на ваше письмо от 2 мая, отвечаю, что, когда я был губернатором Bahia, я приглашал капоэйриста Manoel dos Reis Machado, известного как Mestre Bimba, сделать демонстрацию капоэйры во дворце. Много знаменитых гостей посетили это событие.

После того, как он сформировал свой стиль Capoeira Regional, Bimba сделал следующий шаг в проверке своего метода в других родах (когда в капоэйре происходит игра, состязание проходит между двумя игроками. Люди, которые ждут своей очереди, формируют круг — роду — в котором они поют песни и играют на инструментах. Концепция роды состоит из реального и метафоричного. Это место, где капоэйрист противопоставляет свои умения умениям других игроков. Поведение в роде не ограничивается текущей игрой, а также включает в себя этикет, музыку и ритуал, все это является основополагающими факторами практики капоэйры. В контексте данного рассказа «другие роды» означает роды, которые поводили не в академии Mestre Bimba. Там, где игроки еще не знали о новом стиле, который он развивал.) Другого пути не могло быть.

Новое всегда пугает людей. Поэтому были проблемы. Когда Bimba появлялся в роде и начинал демонстрировать новые движения: galopantes, vingativas, bandas, tracadas, и другие, — некоторые капоэйристы боялись таких нововведений. Таким образом пошла молва о Capoeira Regional.

Atenilo говорил:

Они не хотели больше с нами играть. Они говорили, что Mestre Bimba не учил капоэйре, он учил людей драться. Они говорили, что все, что мы делали, было дракой. Поэтому мы заканчивали, играя капоэйру друг с другом…

Я замечал, что когда Bimba с учениками показывались в роде, рода сразу прекращалась по очевидным причинам! Никто не хотел играть против стиля Regional, но таким образом он становился известным и приносил славу своему создателю.

Mestre Bimba начал чувствовать, что некоторые капоэйристы завидовали и отстранялись от него. Он решил изолировать Regional, и он с учениками больше не выходил играть на улицы во время фестивалей. Это решение Mestre Bimba ознаменовало эру академии капоэйры.

Bimba всегда говорил, что он не имеет ничего против настоящих капоэйристов, таких как Totonho de Mare, Noronha, Cabo, Traira, которые оставались его друзьями. Но он никогда не прощал лживым капоэйристам, у которых было мало умений, и которые получали легкую выгоду. Он говорил, что люди, которые плохо говорили о Regional, это те, у кого не хватало мужества противостоять, противопоставить свой метод или стиль.

Тогда он решил открыть школу капоэйры в Rica do Lobo, на улице Bananal, 4, в квартале Tororo. Школа переезжала несколько раз, наконец оставшись в Terreiro de Jesus на Rua das Laranjeiras, 1, на втором этаже, в Maciel de Cima.

В 1937 году Mestre Bimba успешно зарегистрировал свою Школу Капоэйры в Министерстве образования, Здоровья и Социального обеспечения. Сертификат регистрации под номером 303/1937/AP/NCL, подписанный Dr. Clemente Guimares, техническим инспектором штата Bahia.

Текст сертификата следующий:

Как технический инспектор профессионального среднего образования, в ответ на запрос Mr. Manoel dos Reis Machado, директора курса физической культуры, базирующегося на 4 Rua Bananal (Tororo), район Sant’ana, муниципалитета столицы, я одобряю регистрационное имя данного учреждения, тем самым закрепляя за ним указанные полномочия. Управление инспекции профессионального среднего образования, Bahia, 9 июль 1937. Помощник технического инспектора, Dr. Clemente Guimares.

В книге Capoeira Angola, Waldeloir Rego говорит:

В добавление к тому факту, что это была первая академия Capoeira Regoinal — стиль, который создал Mestre Bimba – она являлась самой важной из всех школ капоэйры, по модели которой создавались остальные школы, и продолжают создаваться сегодня.

В книге «Administracao e Marketing nas Academias de Ginastica», написанной Jose Maurisio Capinassu и Lamartine Pereira da Costa, упоминается, что в академия Mestre Bimba, основанная в 1932 году, была пятидесятой спортивной академией спорта во всей Бразилии. Первой была Академия Джиу-Джитсу в штате Para, основанная в 1914. Второй была Академия Тяжелой Атлетики и Физической Культуры в Rio de Janeiro, основанная в 1925. Третьей — Академия Классического Баллета в Rio de Janeiro (1925), четвертой — Академия Джиу-Джитсу, также в Rio (1927).

Первоисточник перевода: http://capoeirasol.ru/2012/11/03/a_star_is_born/

Перевод: Альберт Sol


Прощай, Volta Grande

Глава из книги Raimundo Cesar Alves de Almeida — Itapoan — «A Saga do Mestre Bimba»

17 февраля 1969 года, я находился в академии Mestre Bimba, когда пришел мой друг Jorge. Мы всегда обращались к нему по имени в капоэйре (“nome de guerra” — порт. «имя воина», прозвище, которое имел каждый капоэйрист) Volta Grande. Volta был молодым, высоким, хорошо слаженным парнем, которому недавно исполнилось семнадцать. Он был многообещающим капоэйристом. Он был силён и смел, он был выпускником курса (Curso de Capoeira Regional) и являлся частью группы Mestre Bimba.

Первое, что он сказал мне: «Слушай, Itapoan, меня сегодня лихорадит.»
«Какая у тебя температура?» — я спросил.
«Тридцать четыре градуса», — ответил он.
Я в шутку сказал: «Вообще-то твоя температура ниже, чем обычно.»

После этого он рассказал, что утром он ходил на работу к отцу Pizinho (Pizinho был одним из наших студентов) и провел там некоторое время работая молотом по куску железа. Он хотел иметь стальные кулаки, как у одного из наших студентов по имени Filhote de Onca. Мы немного поболтали и переоделись в тренировочную форму, чтобы начать занятие. Этим вечером нам нужно было показывать шоу для каких-то французских туристов в академии мастера в Nordeste de Amaralina.

“Сегодня вечером у меня будет вечеринка”,- сказал Jorge. “Я украсил свой дом плакатами на тему капоэйры. Твое имя есть на них, а еще Camisa Roxa, Filhote, Galo… После шоу мы все идем ко мне.”
“Хорошо”, — ответил я.

Мы начали тренировку. Мы поиграли несколько раз, а во время игры в Iuna он сказал, что плохо себя чувствует. Мы положили его на скамейку и попросили Dona Alice (жену Mestre Bimba) приготовить крепкого кофе. С ним такое уже случалось несколько раз, и после чашки кофе ему обычно становилось легче. Canhao, наш студент, который второй год учился в медицинской школе был в тот день с нами. Filhote de Onca тоже был там, а также Xareu, Galo, Alegria и другие ребята.

Когда я потрогал стопы Volta Grande, они были холодными. Я сказал мастеру, что лучше было бы отвезти Volta в больницу, с чем мастер согласился. Когда мы снесли Volta вниз по лестнице, и, когда добрались до Terreiro de Jesus, он начал бредить. Он сказал, что хочет фанту. Он попросил Canhao сделать массаж его ног, потому что они замерзли.

Когда мы оказались в больнице, врач положил его на стол, начал обследовать и сказал, что кровяное давление было нулевым. Мы все уставились на него, после чего доктор сделал повторный замер и сообщил, что Volta Grande умер. Было примерно 7:30 вечера.

Мы стояли там, как идиоты. Мы не знали, что делать. Что сказать его маме? Кто сообщит эту шокирующую новость? Volta Grande был её единственным сыном. У него была одна сестра. Это была очень тяжелая ситуация.

Итак, я, Galo и Filhote de Onca направилсь к дому Volta Grande. Когда мы пришли туда, то увидели плакаты, которые он приготовил для вечеринки, на которых были все наши имена. На плакатах также были стихи. Ему нравилась поэзия, и ему нравилось писать стихи. Нам всем очень нравился один стих, который он написал «Jorge’s World».

Мы постучали в дверь. Его мама открыла дверь, мы вошли в дом и сели. Она смотрела на нас и спрашивала: «Что? Что случилось? Скажите же что-нибудь!»

Мы сидели молча. Я был полностью эмоционально парализован. Volta Grande был не просто человеком, с которым мы тренировались в академии, он был нашим другом, и его мама знала об этом.

Его мама была юристом, кажется догадалась о случившемся. Она посмотрела на нас и сказала: «Jorge, верно?»

После чего Galo рассказал ей, что Volta почувствовал себя неважно, мы отвезли его в больницу и… он не выжил.

Казалось, что она все поняла. Она ничего не плакала и не делала ничего подобного, немного позже мы ушли.
«Что случилось?» — он спросил, не сбиваясь с ритма. Я прошептал ему, что Volta Grande умер.Становилось поздно и мы направились к Amaralina. Мастер добрался туда раньше нас и уже играл на атабаке — большом барабане, который он использовал для презентации Кандомбле, — так он начинал шоу.

Мастер посмотрел на меня с печалью, но больше ничего не спрашивал. Он начал петь очень печальную песню, которая начиналась так:
Olha a Matamba, eh tata embe,
eh olha a Matamba eh tata embe.
Cabocla da Muringanga,
eh tata embe eh olha a Matamba
eh tata embe…

Мы переоделись. Другие ученики хотели в подробностях узнать, что случилось, но нам не хотелось об этом говорить.

Когда мастер закончил часть шоу с Кандомбле, случилась странная вещь: начался такой сильный дождь, которого мы никогда не видели. Начался потоп. Академия наполнилась водой. Иностранцы стояли с подкатанными штанами и с обувью в руках, полностью промокшие. Это было безумие.

Mestre Bimba перестал играть и сказал: «Volta Grande не хотел, чтоб мы начинали без него.»

Мы вышли из академии и пошли в небольшой бар, где рассказали другим ученикам о произошедшем, тем самым дали выход скорби.

Следующим утром Xareu пришел ко мне домой с Mestre Bimba. Он сказал, что удивился появлению мастера у себя дома утром. Он был очень обеспокоен и хотел знать причину смерти Volta. Он также интересовался, как семья Jorge отреагировала.

Мы поехали в морг Nina Rodrigues, который находился по пути в академию. Мастер остался в машине с Xareu, а я пошел во внутрь посмотреть на аутопсию. Когда я зашел внутрь, мне сказали, что вскрытие уже завершилось. Они сообщили, что Jorge умер от отека легких, и, что у него было увеличенное сердце. Я записал все, что они говорили, чтоб потом переспросить у моего дяди, который был врачом.ересовался, как семья Jorge отреагировала.

Я передал остальным то, что мне сказал судмедэксперт, и мы уехали.

Вечером мы поехали на похороны. Было очень печально. Его мама подозвала Camisa Roxa и сказала: «Jorge хотел чтобы на его похоронах пели Samba de Roda.» Да….

Мы сделали, как он хотел, но это было сумасшествием. Camisa Roxa играл со слезами, а другие пытались петь хором.

Вот так Volta Grande — мой друг Jorge,- покинул нас. И Roda de Capoeira Regional никогда не останавливалась, не важно, грустили мы или нет.

На следующий день мы пошли домой к Jorge, и его мама объяснила, почему она так реагировала, когда мы сообщили о смерти ее сына.

Врачи заранее предупредили ее о состоянии сердца сына, и, что он вряд ли доживет до двадцати лет. Зная это, она позволяла делать ему все, что он хотел. Она хотела чтобы он радовался и был счастлив до конца. Это было именно так…

Первоисточник перевода: http://capoeirasol.ru/2012/10/15/volta_grande/

Перевод: Альберт Sol


Привет из Владивостока.

Смотрю, такая активность пониженная, дай думаю кину в блог ролик:)
Это динамичное видео про нашу группу ACMB во Владивостоке, летом к нам приезжал профессор Тони и провел семинар и открытый урок.
В конце была открытая рода.

Приятного просмотра :)